142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40

+7 (4967) 72-46-25 inokini@yandex.ru

Летопись возрождения

Предисловие от автора.

Однажды во Владычний монастырь пришло письмо от девушки, собирающейся поступить в эту обитель. Она написала, что когда верующие знакомые узнали о ее намерении, то почти все стали ее отговаривать, ни у кого она не встретила понимания. Неприятие вызывала сама мысль, что человек уходит в монастырь. После прочтения этого письма игумении Алексии, настоятельнице Владычнего монастыря захотелось, чтобы люди поближе познакомились с жизнью современного монастыря. Чтобы они поняли, что монастырь – это не «православный колхоз» и не тоталитарная секта. Что от несчастной любви в монастырь не уходят. Что в монастыре не секут розгами. Что … В общем, как сказала реабилитировавшаяся в монастыре Катя-наркоманка: «В монастыре жить нескучно.»
Я не могу назвать себя автором, я только записала воспоминания матушки Алексии и сестер. Но я могу честно сказать: все, что вы прочтете дальше – сущая правда. И про ежика, завернувшегося в подрясник, и про труп на заборе, и про то, как батюшка отменил среду и пятницу, и про пожар, и про попугая, который кричал «аминь» матушкиным голосом.
Первые годы возрождения изобиловали различными происшествиями, одни вызывали улыбку, другие – слезы. Со временем количество «ярких» событий уменьшилось, течение жизни стало более размеренным, внешне менее интересным. Как раз это и является доказательством того, что в обители началась обычная монашеская жизнь, а она проходит на духовном уровне и внешне почти не проявляется. Надеемся, что за чередой событий внимательный читатель сможет почувствовать ту неповторимую духовную атмосферу, которая сложилась в монастыре.

Истоки.
Когда окидываешь мысленным взором десятилетнюю историю возрождения Владычнего монастыря, становится ясно, что открытие обители происходило по промыслу Божию, под покровом самой Владычицы Богородицы, по молитвам первого настоятеля преподобного Варлаама. Множество событий и рассказов, изложенных в этой летописи, свидетельствуют об этом. Монастырь, основанный по повелению Царицы Небесной шесть с половиной веков назад, и сейчас ощущает Ее заступничество и помощь. Даже назначение матушки Алексии на место настоятельницы было событием явно промыслительным.

Игумения Алексия. Для того чтобы объяснить, почему мне так дорог Владычний монастырь, нужно вернуться на несколько лет назад.
Город Серпухов – мой родной город. Здесь я родилась, окончила школу, крестилась в Ильинском храме. Здесь в возрожденном Высоцком монастыре началась моя духовная жизнь, здесь я несла свои первые послушания. Когда сердце горит любовью к Богу, любой труд кажется легким и благодатным, будь то уборка в храме, помощь на кухне, работа за свечным ящиком или пение на клиросе. Помню, как утром бежала в Высоцкий монастырь к полунощнице, стояла всю службу, пела на требах, убиралась в Покровском храме, а потом бежала на работу в школу к началу второй смены. И ведь не было никакой усталости.
Все чаще у меня стали появляться мысли об уходе в монастырь. И взгляд невольно обращался на другой берег реки Нары, где стояла разрушенная Владычняя обитель, основанная в XIV веке по повелению Божией Матери. Так хотелось, чтобы быстрее был открыт и этот монастырь. В 1993 году на праздник Введения Богородицы во храм в Высоцкий монастырь приехал митрополит Ювеналий. Когда после окончания Литургии я подошла к Владыке под благословение, то спросила: «Когда откроют Владычний монастырь?» Митрополит ответил: «Молитесь…» И я стала усердно молиться. Прошло три месяца. На мои вопросы о сроках открытия обители настоятель Высоцкого монастыря архимандрит Иосиф (ныне епископ Биробиджанский и Кульдурский) почему-то переводил разговор на то, с чего надо будет начинать реставрацию Владычнего монастыря. Прихожане поговаривали, что к Пасхе откроют женскую общину, которую потом реорганизуют в монастырь, но точно ничего не было известно. В мiру находиться стало просто невыносимо, и я решила поехать к старцу, чтобы получить благословение на поступление в монастырь. Мне хотелось поехать в Оптину пустынь, ведь она, как и Владычний монастырь, была еще и Введенской. Но график моей работы был таков, что за 3 выходных дня я не успевала съездить в Оптину, поэтому 7 марта 1994 года я поехала в Троице-Сергиеву Лавру.
Попав на прием к старцу, я сразу выпалила: «Благословите поступить в монастырь», подразумевая Владычний монастырь. Батюшка сказал: «Благословляю.» Меня очень обрадовал такой ответ, но не успела я еще отойти от кельи старца, как меня посетила мысль: «А вдруг Владычний в ближайшее время не откроют? Надо уточнить в какой монастырь мне поступать.» Когда я повторно подошла к старцу, он благословил меня во Введенскую островную пустынь близ города Покрова. В скором времени у меня началась борьба помыслов: ждать открытия Владычнего монастыря или выполнять благословение. На память приходили мельчайшие подробности разговора со старцем, которые то подтверждали, то опровергали мои мысли. Через 2 недели борьбы здравый смысл возобладал, и 24 марта на весенних каникулах я поехала во Введенскую островную пустынь «на разведку».
Монастырь, его настоятельница монахиня Феврония, сестры, всё мне очень понравилось. Название обители «островная» вполне соответствовало действительности: два храма и два корпуса были расположены на острове, который стоял посреди большого озера. Природа была просто чудная! Благоприятное впечатление, оставленное монастырем, только укрепило мою решимость выполнить благословение и поступить именно в эту обитель. Как же мне не хотелось уезжать с острова, но нужно было возвращаться, чтобы уволиться с работы.
Нужно сказать, что мое увольнение было еще одним звеном в цепи событий, подтверждающих промыслительность всего происходящего со мной. Я работала на две ставки: вела фортепиано, сольфеджио, муз. литературу, хор, у меня была ученица выпускного класса. Трудно было представить, что я смогу найти себе замену в начале 4-й четверти. Но у Бога все возможно. По Его благому промыслу на мое место пришла учительница, недавно переехавшая в Серпухов с мужем офицером, она стала вести всех моих учеников, даже не меняя расписания уроков. В идиллической картине моего увольнения был один момент, когда проверялась моя решимость безоговорочно отречься от мiра. Вопрос моего увольнения был уже согласован с администрацией, я пришла в школу, чтобы только написать заявление. Директора не было, и со мной стал разговаривать завуч. Он мне предложил не увольняться, а написать заявление «за свой счет» – вдруг у меня что-то не сложится, тогда я смогу вернуться на прежнее место. Я растерялась, потому что совершенно не ожидала такого поворота событий. В смятении побежала в Высоцкий монастырь к иеромонаху Никону, чтобы спросить совета, как мне поступить. Батюшка ответил: «Не знаю.» Я вернулась в школу и написала заявление об увольнении. Когда я сообщила об этом отцу Никону, он сказал: «И я поступил бы так же.» На то, чтобы окончательно распрощаться с мiром, я потратила всего 11 дней.
Когда я поступила во Введенскую островную пустынь, то дала себе обещание: если откроют Владычний монастырь, я не буду туда проситься, но если мне предложат перейти – не откажусь.
Монастырская жизнь шла своим чередом. Моими первыми послушаниями стали клирос и трапезная, потом я была звонарем, швеей, вышивальщицей, собаководом, просфорницей, снабженцем и, наконец, благочинной. В 1994 году на праздник Успения Божией Матери по благословению архиепископа Евлогия меня одели в рясофор.
В начале марта 1995 года мне пришла телеграмма: «Срочно позвонить в Высоцкий монастырь». По телефону отец Иосиф ничего не сказал, только попросил срочно приехать. Получив благословение матушки Февронии на поездку, в понедельник 20 марта я отправилась в Серпухов. Сердце чувствовало, что разговор будет связан с Владычним монастырем.
Прибыв в Серпухов, сразу поехала в Высоцкий монастырь. Я ожидала чего угодно, но только не того, что услышала. Архимандрит Иосиф предложил мне стать настоятельницей Владычнего монастыря, который должны были вот-вот открыть. В голове сразу же зароились противоречивые мысли: одна – «У тебя нет опыта, это дерзость, откажись», другая – «Это же Владычний, у тебя не будет больше шанса попасть сюда, вспомни обещание, ты не сама сюда приехала, тебя позвали». Да, я всегда очень хотела во Владычний, но никогда не думала о настоятельстве. Попросить время на размышления почему-то не пришло в голову. Зато вспомнились разговоры с отцом Иосифом о том, с чего начинать реставрацию и где удобнее проводить первые службы. И я согласилась.
События стали развиваться с головокружительной скоростью:
21 марта – архимандрит Иосиф поехал со мной в Новодевичий монастырь на прием к Владыке Ювеналию. Когда я разговаривала с митрополитом, внутри у меня все дрожало, но внешне я держалась спокойно. После телефонного разговора митрополита Ювеналия с архиепископом Евлогием на 8 апреля был назначен мой монашеский постриг;
22 марта – заказала в ателье постригальное облачение и отправилась обратно в Островную пустынь;
23 марта – поехала во Владимир на прием к архиепископу Евлогию и забрала в епархии личное дело;
24 марта – вернулась в Серпухов, чтобы возрождать Владычний монастырь. В этот день ровно год назад я приехала во Введенскую островную пустынь.

instagram default popup image round
Follow Me
502k 100k 3 month ago
Share