142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40

+7 (4967) 72-46-25 inokini@yandex.ru

Летопись Владычнего монастыря. 1996 год

4 января. Первый иноческий постриг в обители.
По благословению митрополита Ювеналия первый иноческий постриг в обители совершил архиепископ Можайский Григорий.
Игумения Алексия. При пошиве монашеского облачения очень часто возникают искушения. Наш первый постриг в этом смысле не был исключением. Шить облачение – очень благодатное дело, и не каждая, даже опытная швея, может с ним справиться.
Когда стало известно о постриге, трудница Ирина из Подольска сказала, что умеет шить облачение. Я дала ей выкройки и благословила приступать к работе. Ирина целыми днями сидела в келье и все время то строчила, то порола. Через несколько дней я решила поинтересоваться, как продвигается дело. Оказалось, что абсолютно ничего не готово. Пришлось мне самой садиться за работу.
К 4 января облачение было готово. Клобук я отдала свой, он мне все равно был велик, а послушнице Нине в самую пору.

* * *
Перед Рождеством в монастырь приехала помолиться матушка Елена. Ее супруг священник Николай получил благословение на поступление в монастырь вместе с сыновьями, и матушка выбирала для себя обитель поблизости от будущего места пребывания своих родных. Елена не собиралась задерживаться у нас в монастыре более месяца, но обстоятельства сложились иначе: незадолго до отъезда она сломала ногу, поскользнувшись на льду. Пришлось месяц ходить на костылях, потом оказалось, что нога срослась неправильно, и опять месяц в гипсе и на костылях.
Монахиня Агния. Помню, как мы с Еленой спокойно шли по монастырскому двору в храм. Вдруг мы заметили, что сзади нас идет коза Белка-старшая. Елена так испугалась, что бросила один костыль, побежала быстрее меня и стрелой взлетела по лестнице. Только мы успели закрыть за собой дверь храма, как Белка уперлась в нее рогами.
За время пребывания супруги в обители, отец Николай передумал поступать в монахи и решил перейти служить во Владычний монастырь. Матушка Алексия ездила с отцом Николаем к митрополиту Ювеналию, но Владыка не благословил его намерение. По дороге в Москву случилось происшествие, которое было неким знаком неблаговоления Божия к переводу о. Николая, что и подтвердил митрополит своим решением.
Игумения Алексия. Когда ехали к Владыке митрополиту, на МКАДе наша машина попала в маленькое ДТП, врезавшись в бампер предыдущей машины. Наши машины пострадали несильно, но вмятины были заметны. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что пострадавшая машина из ОВЦС. Денег на компенсацию ущерба у меня с собой не было, поэтому мы обменялись с водителем телефонами.
После посещения митрополита Ювеналия я заехала в ОВЦС, чтобы попросить не брать денег с бедного монастыря за аварию. Меня проводили к архимандриту Феофану. Когда я спросила его, есть ли у них водитель с фамилией Т-ов, он ответил «да», но на его лице отразилось удивление. Как потом выяснилось, водитель был вовсе не водитель, а человек чином значительно выше, он взял без разрешения служебную машину в свой выходной день. Недаром говорят «Бог шельму метит». После аварии этот «водитель» сделал срочный ремонт машины за свои средства, чтобы скрыть следы происшествия. Поэтому монастырю все-таки пришлось компенсировать ущерб от аварии.
Позднее мы узнали, что супруги все-таки ушли в монастыри, Елена стала монахиней, а отец Николай – иеромонахом. Сейчас, к сожалению, матушка живет дома с детьми, а батюшка служит на приходе. Духовные выводы обо всем происшедшем делать не нам.

7 января. Первый раз звонили в колокол-благовестник.
После Нового года в монастырь привезли колокол-благовестник весом 300 кг, отлитый в Воронеже. Сестрам хотелось как можно быстрее поднять его на колокольню и начать звонить, но архиерейское освящение было назначено только на март. Тогда решили испробовать звучание колокола на Рождество. Между ветками деревьев вставили трубу и на ней закрепили благовестник. Он висел очень низко, поэтому звон был слышен только на территории монастыря. Несмотря на это, все ликовали.

16 января. Монахиня Алексия участвовала в радиопередаче из цикла «Подвижники земли Российской» вместе с иеромонахом Нектарием (Марченко), настоятелем храма Преображения Господня в с. Радонеж (ныне игумен, и.о. настоятеля Оранского монастыря Нижегородской епархии).
Цикл этих радиопередач проводил Кирилл Сергеевич Столяров (сын актера Сергея Столярова) в рамках проекта КБ «Нефтепродукт». Этот банк помогал о. Нектарию восстанавливать Радонежский храм. Планировалась благотворительная помощь и Владычнему монастырю, т.к. он имел счет в Серпуховском филиале банка. К сожалению, КБ «Нефтепродукт» долго не просуществовал. Зато благодаря приглашению на эту радиопередачу матушка познакомилась с о. Нектарием.
Игумения Алексия. На разных этапах становления обители Господь посылал людей, которые помогали монастырю или духовно, или материально. Знакомство с отцом Нектарием было промыслительно. С этим временем связано духовное укрепление монастыря. Появилась возможность разрешить огромное количество казалось бы мелких, но очень важных вопросов: когда лучше назначить чтение келейного правила, как построить взаимоотношение с монастырским священником и его супругой, читать ли записки перед Царскими вратами, как питаться постами и т. п. По благословению архимандрита Иосифа предыдущие три поста сестры постились строго по уставу, поэтому меня очень волновал вопрос, выдержат ли сестры великопостный устав без послаблений? Когда я спросила о. Нектария как нам быть, он даже возмутился: «Вам? По уставу? Да вам впору рыбу есть, а не по уставу поститься!» Действительно, современный человек очень немощен физически, к тому же сестрам нужно было выполнять немало хозяйственных послушаний, петь на клиросе. С этого времени во все посты сестры питаются так, как это было заведено в моей первой обители, а ее традиции берут начало в Рижском Свято-Троицком монастыре.
Это только один пример разумного решения вопроса, а сколько еще было подобных случаев. По мере духовного укрепления монастыря стало появляться ощущение, что есть твердая почва под ногами. И этой благодатной почвой, конечно, была молитва. Я не скажу, что до знакомства с отцом Нектарием мы не молились, но именно в это время стала вырабатываться молитвенная дисциплина. Батюшка открыл перед нами удивительный закон о «духовном равновесии»: если мало помолиться и хорошо выспаться – появится раздражение, если хорошо помолиться и недоспать – опять появится раздражение, поэтому так необходимо равновесие между молитвой и отдыхом. Может быть, с этого времени стал постепенно складываться мой принцип управления монастырем: равная забота о духовных и насущных потребностях сестер.
Первое время батюшка помогал нам не только духовно, но и материально. Помню, он спросил, какая у нас выручка в воскресенье, я ответила. Тогда батюшка сказал: «Да вы нищие!» Я даже изумилась от такого определения и про себя подумала: «Мы не нищие, мы просто бедные».

25 января. Первый раз матушка Алексия поехала к митрополиту Ювеналию на прием.
Игумения Алексия. Подробностей того визита в памяти не осталось, помню, что на подобных встречах Владыка всегда был очень спокоен и внимателен. Несмотря на это, я волновалась перед каждой поездкой к митрополиту.
Я знала, что Владыка не любит, когда опаздываешь, поэтому всегда выезжала заранее, но это не всегда выручало, если случалось попасть в большую «пробку». Однажды, несмотря на 45-минутный запас по времени, я опоздала на час. Душа ушла в пятки, когда, наконец, добравшись до Епархиального управления, я увидела, насколько задержалась. Я поминала всех святых, призывая их себе на помощь. Через некоторое время меня вызвали к митрополиту. Каково же было мое удивление деликатностью Владыки, который не отругал меня, а сказал, что не специально заставил меня томиться в коридоре – он разговаривал со Святейшим Патриархом по телефону.
Во время одного из первых приемов Владыка благословил монастырю организовать пекарню. Оборудование для выпечки хлеба в качестве гуманитарной помощи должен был поставить австрийский благотворительный центр «Каритас».

В феврале в монастырь пришла монахиня Пелагия (Мышляева) (ныне схимонахиня Елисавета).
Схимонахиня Елисавета – старейшая насельница монастыря, в 2004 году ей исполнилось 88 лет. Мать Елисавета была верующей с детства. Ее жизненный путь очень прост: закончила ФЗУ, вышла замуж, вырастила двух дочерей, овдовела в 1971 году. Всю свою жизнь она постоянно ходила в Ильинский храм, по возможности пела на клиросе. В монашество она была пострижена архимандритом Иосифом в 1989 году. С возрастом м. Пелагея стала слабеть, в середине 90-х годов она продала дом и перебралась к дочери в Люберцы. Через год м. Пелагея вернулась в Серпухов, т. к. дочь выгнала ее из дома. Старой монахине пришлось жить на квартирах у верующих людей. Когда открыли Владычний монастырь, мать Пелагея решила, что хоть она и старая, но все-таки монахиня, а значит ее место в обители.
Через год дочь покаялась и примирилась с матерью. Примечательно в этой истории то, как промысел Божий привел монахиню в монастырь. Если бы м. Пелагея осталась жить у дочери, то мало вероятно, что она когда-нибудь пришла бы в обитель, ведь в 1996 году ей было уже 80 лет.

* * *
Игумения Алексия. Я давно задумывалась о необходимости иметь в монастыре своего священника, т. к. приходящие батюшки служили очень редко – только в воскресенье и большие праздники. Я предложила стать священником нескольким кандидатам. Один отказался, сказав, что недостоин, у другого были сложные семейные обстоятельства, и только Игорь Хромов после некоторых колебаний решил узнать, есть ли воля Божия на его рукоположение.
Священник Игорь Хромов. Матушка Алексия дружила с моей сестрой и знала меня еще по Высоцкому монастырю. В начале 1994 года я, моя сестра, племянник и будущая матушка ездили в Троице-Сергиеву Лавру, ночевали в Гефсиманском скиту. И вот матушка предложила мне стать священником. Сначала я отказывался, потому что понимал, что буду в ответе перед Богом за людей, если стану священником. Все мысли о священстве я выбрасывал из головы. У меня было правило читать главу Евангелия, главу Апостола, главу Псалтири каждый день. Читая в очередной раз Апостол, дошел до слов «Аще кто епископства желает, доброго дела желает» (1 Тим., 3,1), и тут меня пронзил страх, что я иду против воли Божией, ведь в монастыре нет священника. Сколько раз это место читал, ни разу такого действия не было. В этот момент мне казалось, что я волю Божию нарушаю. После этого я сел на велосипед и приехал в монастырь, подошел к матушке Алексии и сказал, что, если это угодно Богу, я стану священником.
Потом я еще советовался с иеромонахом Афанасием, у которого я исповедовался в Высоцком монастыре. Он сказал, что для решения этого вопроса надо узнать мнение еще одного духовного человека, это не просто – становиться священником. Потом мы с матушкой Алексией подходили к отцу Иосифу, он благословил ехать к старцу – отцу Николаю (Гурьянову) на остров. Мне сестра сказала: «Раз едешь к старцу, надо всю дорогу поститься, молиться.» Молиться то я молился. А поститься не получилось: мне жена в дорогу курицу и сало наложила, я ехал в поезде и все это кушал, чтобы не выкидывать. Попал к старцу очень хорошо, никого народу не было, только два студента. Отец Николай поговорил со мной очень внимательно, когда я не знал, что сказать, он сам вопросы задавал о моей семье, о маме, о папе. Я спросил его про пост: «Как поститься, мне сестра сказала поститься», а он говорит: «Зачем? Ты знаешь о посте в среду и пятницу? Вот тогда и постись.» Наконец я спросил у старца: «Батюшка, становиться мне священником?» Он перекрестил меня и сказал: «Благословляю.» После общение с отцом Николаем я летел домой как на крыльях.

12 февраля. Указом митрополита Ювеналия священник Игорь Хромов зачислен в клир Введенского Владычного женского монастыря.
После стажировки в Ильинском храме за неделю до Великого поста отец Игорь пришел служить в монастырь. Всем сестрам запомнилась его первая проповедь. В мясопустную неделю накануне сырной седмицы батюшка объявил прихожанам: «Братья и сестры, на следующей неделе среды и пятницы нет.»

1 марта. Пришел работать водителем Вячеслав Николаевич Курилов.
В этот день произошло промыслительное совпадение двух событий: неожиданно без предупреждения уволился первый монастырский водитель, а папа матушки настоятельницы вышел на пенсию по инвалидности. Он и стал работать водителем. Полтора года Вячеслав Николаевич ездил на своей «Оке». Пришлось этой малютке возить и людей, и стройматериалы.
Игумения Алексия. Папа работал в монастыре четыре года до самой своей смерти. Когда он представлялся незнакомым людям, то всегда говорил: «Матушкин водитель, а по совместительству ее папа.»
Сначала Вячеслав Николаевич пришел работать в обитель только ради того, чтобы помочь мне как дочери. С течением времени, после того, как он увидел монастырскую жизнь «изнутри», после общения с разными священниками и долгих бесед в дороге папа воцерковился, стал исповедоваться и причащаться. Вячеслав Николаевич был глубоким человеком и философски относился к жизни.
Священник Игорь Хромов. Я часто беседовал с матушкиным папой. Мне запомнилась один случай. Подходит ко мне Вячеслав Николаевич счастливый, довольный и говорит: «Теперь я знаю, для чего скорби у нас. Для того чтобы мы могли почувствовать радость, умели ее ценить.» Приводит пример: «Не было бензина в городе, нигде нельзя заправиться, а нужно съездить и туда, и туда, одно расстройство, болезнь в душе от этого бензина. И вдруг я попадаю на заправку, заправляю полный бак, полные канистры и теперь могу спокойно ездить, теперь я довольный, радость на душе. Казалось бы, такой пустячный момент – бензин заправить, мы это делаем каждый день и не радуемся, даже не замечаем. А вот после скорби, переживания заправка бензина доставила такую большую радость. Вот так и в жизни бывает: скорби, скорби, проблемы, а после того как проблемы эти решатся, бывает радость, утешение, спокойствие.»

17 марта. Освящение первого колокола.
В этот день митрополит Ювеналий совершил Божественную литургию в Высоцком монастыре. Затем он посетил Владычнюю обитель, где освятил первый монастырский колокол-благовестник. Командование военного училища выделило технику и людей для подъема колокола на колокольню.
Первый удар в освященный колокол сделал Владыка митрополит, второй – матушка Алексия. Когда стали звонить в благовестник, монахиня Пелагия не могла удержаться от слез.

19 апреля. Пятница Светлой Седмицы. Праздник иконы Божией Матери «Живоносный Источник». В монастырь привезли икону Божией Матери «Неупиваемая Чаша».
Алексей Дмитриевич Волков заказал для монастыря у иконописца Валерия Полякова копию иконы Божией Матери «Неупиваемая чаша». Матушке настоятельнице очень хотелось, чтобы икона была максимально похожа на подлинник. Точный размер первообраза был неизвестен, поэтому художник постарался сохранить пропорции иконы и стиль письма.
Монахиня Рахиль. В начале Светлой Седмицы во время Богослужения кто-то оставил на крыльце храма киот, завернутый в портьеру. Все люди из храма вышли, а киот все стоит. Когда сестры развернули ткань, то увидели, что киот старинный, с резьбой и совершенно целый. Все недоумевали, кто бы мог принести его, и дивились неожиданной находке. А когда в пятницу привезли новую икону «Неупиваемая Чаша», то все удивились еще больше: оказалось, что киот точно подошел к ней по размеру. Так эта икона до сих пор и находится в этом киоте.
Приблизительно через год пришла в храм женщина, смотрит на икону «Неупиваемая Чаша» и говорит: «Так ведь это мой киот!» Эта женщина рассказала, что когда она принесла в монастырь киот, ее сын бросил пить. Вот ведь как случилось – никто не знал, какая икона будет находиться в этом киоте, а Богородица уже исцелила человека.

6 мая. Память вмч. Георгия Победоносца. Первая годовщина открытия монастыря.
Божественную литургию совершал митрополит Ювеналий в сослужении архимандрита Иосифа, иеромонаха Кирилла, иерея Игоря.
Игумения Алексия. За несколько дней до праздника мне позвонил Митрополит и спросил, есть ли у нас икона вмч. Георгия. Я рассказала Владыке историю чудотворной иконы этого святого: после закрытия Владычнего монастыря она была передана в Ильинский храм, в 90-х годах была найдена архимандритом Иосифом в ризнице этого храма, отреставрирована и передана в Высоцкий монастырь. Непосредственно у нас в монастыре иконы вмч. Георгия не было, и я пообещала Митрополиту найти какую-нибудь икону к празднику.
Повесив телефонную трубку, я стала усиленно молиться вмч. Георгию, чтобы он помог достать его икону. Уже после праздника я пошутила, что во время этой молитвы я переусердствовала: на Богослужении в этот день в монастыре было 5 икон великомученика! По благословению митрополита Ювеналия доставили икону из Высоцкого монастыря, привезли свои иконы Н. Г. Невежина, А. Д. Волков и иконописец Валерий Поляков. Но что самое ценное и радостное – Владыка подарил нам свою келейную икону.
В этот день митрополит Ювеналий освятил копию чудотворной иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», также к празднику был поставлен крест на месте погребения строителя монастыря преп. Варлаама Серпуховского.

18 мая. Празднование иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», день памяти строителя монастыря инока Варлаама.
В этот день впервые приехал в монастырь Сергей Б. (впоследствии благодетель монастыря). Он был давно воцерковленным человеком. День его рождения приходился на 4 декабря, поэтому он заинтересовался чудотворной иконой «Введение Богородицы во храм». В книге об иконах Божией Матери он прочитал, что интересующая его святыня находилась во Владычнем девичьем монастыре. Поиск иконы и привел его в Серпуховский женский монастырь. Удивительно, что первое посещение монастыря пришлось на день памяти преп. Варлаама Серпуховского. Этому святому при основании Владычнего монастыря было видение, по описанию которого и была написана икона «Введение Богородицы во храм».

3 июля. Пришли в монастырь Сударикова Юлия (ныне казначея обители монахиня Агния) и Гадзиева Лариса (ныне монахиня Васса).
Юля Сударикова пришла в монастырь сразу после окончания Егорьевского муз-педучилища. В течение 1995 года она периодически приезжала в монастырь, помогала петь на клиросе. Сестры с нетерпением ждали, когда закончится учебный год, т. к. знали о ее решении поступить в монастырь. К сожалению, Юлина мама была против выбранного дочерью пути, хотя сама ходила в храм и пела на клиросе. Несмотря на недовольство родителей, Юля все-таки осуществила свое намерение. Перед этим решающим шагом она целую неделю читала акафист преп. Сергию Радонежскому. Через некоторое время мама смирилась, а потом даже была рада, что ее дочь в монастыре.
Монахиня Агния. Когда мне было 15 лет, я видела сон, предсказавший мое отречение от мира. Действие сна происходило в светлой комнате с белыми шторами на окнах. Когда я уже была в монастыре, в обитель пожертвовали из школы белые шторы, они были очень большие, поэтому мама послушницы Ольги взяла их домой, чтобы перешить. Когда в моей келье повесили новые шторы, я сразу узнала ту комнату, которую видела когда-то во сне.
Лариса Гадзиева и ее сын Рустик имели благословение на поступление в монастыри. В 1995 году они не могли выполнить свое намерение, т. к. Рустик еще учился в выпускном классе. Поэтому Лариса стала работать в монастырском киоске, а по выходным дням приходила помогать сестрам. Как только Рустик закончил школу, он поступил в Высоцкий монастырь, а его мама во Владычний.
Монахиня Васса. Мы с сыном по национальности осетины, приехали в Серпухов в 1985 году, покрестились в 1993 году. Сразу после крещения появилась тяга ходить в храм, а сына я представляла только монахом. Мы ходили на службы в Высоцкий монастырь, в 1994 ездили к о. Николаю на остров Залит, чтобы получить благословение на поступление в монастырь.
Исполнение моего намерения уйти из мира зависело от того возьмет ли о. Иосиф сына в Высоцкий монастырь или нет. Накануне такого важного разговора Рустика с настоятелем я читала акафист преподобным Кириллу и Марии. Слава Богу, на следующий день началась наша новая монашеская жизнь.

* * *
Летом в Москву привозили честную главу вмч. Пантелеимона. Матушка постаралась, чтобы все сестры и некоторые прихожане смогли приложиться к этой великой святыне. Состоялось три поездки к мощам: на Афонское подворье, в Ново-Спасский и Свято-Данилов монастыри.
Игумения Алексия. На Афонское подворье к мощам вмч. Пантелеимона я ездила с послушницей Ольгой. Несмотря на большое количество людей, желавших приложиться к святыне, монашествующих пропускали без очереди, поэтому удалось быстро подойти к мощам и спокойно помолиться на молебне.
Здесь в храме я встретила монахиню Марию, настоятельницу Свято-Благовещенского монастыря в г. Киржаче. Мы были с ней знакомы, когда я была еще послушницей и приезжала в Успенский Александровский монастырь учиться шить облачение, а она была инокиней и приезжала во Введенскую островную пустынь учиться вышивать. И вот теперь мы встретились настоятельницами.
По дороге домой я решила заехать на могилку к блаженной Матронушке на Даниловское кладбище (когда я была послушницей и приезжала в Москву по хозяйственным послушаниям – всегда бывала здесь). Увидев длинную очередь у могилки, мы решили просто помолиться рядом. Я мысленно попросила: «Матронушка, утешь.» Буквально через минуту к нам подошел мужчина и спросил, из какого мы монастыря. Я ответила. Тогда он попросил записать его родных на поминовение. Я достала записную книжку и стала писать. Увидев это, к нам выстроилась целая очередь, чтобы заказать требы. За 15 минут мы собрали немаленькую сумму денег. Вот так меня утешила Матронушка, – ведь когда мы ехали в Москву, то потратили на бензин последние деньги.
Монахиня Васса. Все сестры и несколько их больных родственников ездили к мощам вмч. Пантелеимона в Ново-Спасский монастырь. Здесь порядки были строже, чем на Афонском подворье: монахинь и послушниц пускали без очереди, а те, кто с ними приехал, должны были становиться в общую очередь, а на это могло уйти 5-6 часов. Но ведь мы приехали все вместе на одном автобусе. Нельзя же было оставить в Москве больных людей, и уехать, не приложившись к мощам, было обидно. Тогда решили, что сначала пройдут сестры, а потом они одолжат свои подрясники остальным женщинам. Переодевание происходило прямо в автобусе. Как же облачение меняет человека. В подрясниках многих было не узнать, все просто преобразились. Слава Богу, все приложились к мощам, и мы благополучно вернулись в монастырь.

* * *
Игумения Алексия. Как-то летом заехали в монастырь после колокольной выставки Воронежские мастера и предложили купить у них малую звонницу. Они развесили колокола на деревьях перед корпусом и стали показывать, какой у них хороший звук. Я тоже немного позвонила, ведь в первом монастыре я была звонарем. Мне так захотелось купить эти колокола, чтобы перед Богослужениями раздавался трезвон, а не только благовест. Но я на это даже не надеялась, т. к. необходимая для покупки достаточно крупная сумма никогда «не водилась» в монастырской казне. Воронежцы продолжали уговаривать купить колокола. Тогда я решила посмотреть, как говорится для очистки совести, сколько же у нас денег на сегодня в наличии. Посчитала. Оказалось ровно столько, сколько надо на колокола! В кассе осталось всего 100 рублей. Разве это не чудо.

* * *
Летом в монастыре проездом была монахиня Феодосия из Свято-Никольского монастыря г. Малоярославца (ныне настоятельница Свято-Алексеевского монастыря г. Саратова). Сестры поделились с ней своей скорбью, что в обители мало сестер. Тогда м. Феодосия рассказала, что первое время после открытия монастыря в Малоярославце сестры читали молитву по соглашению и просили у Господа прислать верных сестер. Владычний монастырь взял этот совет «на вооружение».
Игумения Алексия. Все сестры читают молитву по соглашению до сих пор, но численность насельниц прибавляется очень медленно. По этому поводу у сестер стали возникать недоумения: «Неужели Господь не слышит наших молитв?» Тогда на занятиях мне пришлось объяснить, что верных сестер не может быть много, если вычеркнуть из молитвы слово «верных», то набежит толпа.
В какой-то период жизни монастыря, когда было много хлопот, у сестер стал появляться ропот, что людей мало, а трудов много. Тогда во время беседы я предложила сестрам все-таки вычеркнуть из молитвы по соглашению слово «верных», чтобы новые люди, пусть даже и не очень надежные, помогли нам в трудах. На это сестры ответили единодушно – нет.
Некоторые считают, что мы слишком «избалованы» нашим единодушием и мирностью. Небольшой монастырский коллектив живет, как одна семья. Конечно, у каждой сестры свой характер, свои немощи, которые надо терпеть, но все искренни и открыты, никто не держит «камень за пазухой». Нас объединяет единая цель – спасение души. Все сестры пришли в монастырь сознательно, чтобы послужить Господу и Матери Церкви, чтобы спасаться в ангельском чине и бороться со своими страстями. Если в число испытуемых приходит сестра, чуждая по духу, не желающая жить интересами монастыря, равнодушная к проблемам окружающих, это сразу бросается в глаза. Такой человек или начинает исправляться и «сливается» с остальными сестрами, или уходит.
Однажды инокиня нашего монастыря видела сон. «В монастырском храме стоят сестры. На амвон выходит пожилой священник с крестом в руках и говорит: «Пришло время делиться на тех, кто пришел в монастырь ради Господа, на тех, кто пришел есть монастырский хлеб и на тех, кто пришел в монастырь просто так.» Все сестры кроме одной заняли место, отведенное для тех, кто пришел в монастырь ради Господа. А оставшаяся сестра отошла на место для пришедших есть монастырский хлеб.» Через некоторое время выяснилось, какой священник приснился инокине. На фотографии в моем альбоме она узнала схиархимандрита Христофора из Тулы, к тому времени уже покойного. Позднее стало ясно, какая из новоначальных сестер жила только ради монастырского хлеба.

28 августа. Пришла потрудиться в монастырь Наталья Савченко.
Наталья Савченко. В 1995 году известие об открытии женского монастыря обрадовало и слегка поразило. Слава Богу!!!
Господь привёл меня первый раз в обитель на праздник Успения Божией Матери. Первое впечатление не забудется никогда. Наполовину испуг, наполовину восторг! Восторг от грандиозности и величия святыни, испуг – от её запустения и поругания. Сколько работы! Я тут же напросилась чем-то помочь. Мытьё полов и посуды, просушка картофеля, резка яблок, всего и не упомнишь. Вдохновляли рвение и энтузиазм насельниц.
Со временем Матушка Настоятельница стала доверять мне более ответственную работу, связанную непосредственно со стройкой. Недостаток был практически во всём, средств у монастыря почти не было. Любая помощь в таком положении радовала. Многие организации Серпухова и района оказывали содействие. Низкий поклон Савчкову Виталию Тимофеевичу, руководителю Серпуховского района водных путей. Он помогал не только материально, но и советы давал дельные, а они мне в моём послушании были очень необходимы. Где взять трубы, где машину, где раздобыть рабочие руки? Остро не хватало пиломатериалов. Бывало, приходилось и на зимних делянках лес точковать. Заедешь в такую глушь, а машина возьми да сломайся. Что делать? Господь и Богородица без помощи не оставляли.
Несмотря на малое число насельниц, монастырская жизнь кипела. Этот маленький мирок был полон смешных казусов, мелких неприятностей и каждый день каких-то новых интересных церковных событий. Матушка как-то обмолвилась, что она, ещё находясь в миру, представляла монастырскую жизнь замкнутой и однообразной. Войдя непосредственно в эту жизнь, она увидела, что интереснее и полнее ее не найти. Меня тогда удивило, что я вижу и чувствую то же самое.

29 августа. Пришла в монастырь Мария Готальская (ныне монахиня Фотина).
Мария Готальская, урожденная Елагина, была верующей с детства. Она работала хирургической медсестрой, затем ей пришлось много поездить по стране вместе с мужем военным. Когда супруг вышел на пенсию, они стали жить в Москве, а потом переехали в Подольск. После смерти мужа Мария Готальская сначала съездила в Иерусалим, чтобы выполнить последнее пожелание супруга, а затем пришла в монастырь.

30 августа. Пришла в монастырь Криницына Елена (ныне монахиня Ксения).
Елена родилась в интеллигентной семье ученого-физика. Таинство крещения она приняла всего за 2 года до ухода в монастырь. Первое знакомство с обителью у Елены произошло еще год назад. Уроки, извлеченные за этот период пребывания между мiром и монастырем, могут оказаться полезными и другим будущим монахиням.
Монахиня Ксения. Не дождавшись письма от отца Косьмы с подробностями благословения на поступление в монастырь, я стала искать работу. Это было плодом моего собственного рассуждения. До этого я целый год была безработной, т. к. в Протвино везде шли сокращения. Зато в это время мне предложили сразу два места, и я устроилась воспитателем в детскую гостиницу. Моя мама с огорчением восприняла это решение: «Ты хотела совсем другое», т. е. монастырь. Но я настояла на своем.
Пробыв в монастыре несколько дней во время приезда Святейшего Патриарха Алексия, я почти год не была там. По совету знакомых осенью 1995 года я поехала в Пущино к архимандриту Иакову, который почитался почти как старец. От него я получила отсрочку поступления в монастырь на год – полтора, батюшка сказал: «Рано, надо сначала воцерковиться». И монастыри на выбор мне были предложены другие: Свято-Никольский в Малоярославце, Свято-Троицкий в Коломне, или Свято-Введенский на Толге. Так же от о. Иакова я получила благословение поступать в Свято-Тихоновский институт на заочное отделение, плюс учиться петь и читать на клиросе в Протвинском храме. Теперь меня тянуло не в монастырь, а в Пущино, где я проводила все выходные, неся послушание у батюшки при храме. В общем, мiр меня затянул: работа, учеба в двух институтах и окормление у о. Иакова.
Временами обстоятельства напоминали мне о Владычнем монастыре. Возвращаясь из Москвы после занятий в институте, я каждый раз подолгу ждала Протвинский автобус, и, как специально, мимо меня проезжали автобусы №4 во Владычную слободу. Тогда появлялись мысли, что надо бы съездить в монастырь, но я отгоняла их от себя, вспоминая благословения о. Иакова.
Работать мне было тяжело, т. к. заведующая оказалась атеисткой и негативно ко мне относилась. Постоянная напряженная обстановка на работе, нехватка времени на учебу, материальные трудности – все давало мне понять, что я иду по неправильному пути. Но я продолжала упорствовать.
Помню звонок матушки Алексии во время великого поста 1996 года. Матушка спрашивала, как у нас с сестрой идут дела, она подробно рассказывала, какие службы проходят в монастыре, как живут сестры. Совесть мне подсказывала, что надо приехать, но я ее не послушала.
Петровским постом, побывав в Малоярославецком монастыре, я лишилась работы, т. к. задержалась там. Но это было для меня радостным событием, ведь я уже настроилась на поступление в эту обитель и только ждала благословения какого-нибудь старца, потому что без него мама не отпускала меня в монастырь.
Придя как-то раз домой с дачи, я услышала от мамы, что по телевизору показывали Владычний монастырь. Меня вдруг сильно потянуло туда, и я позвонила местному батюшке о. Алексию и взяла благословение съездить в монастырь на 3 дня.
Домой я уже не вернулась, началась моя монастырская жизнь. Матушка Алексия направила меня к о. Нектарию в Радонеж за благословением, от него я услышала радостный для меня ответ: «Иди.» Я уточнила: «Когда?» «Да хоть сейчас.»
Однажды матушка Алексия показывала мне дореволюционные фотографии Владычнего монастыря. Каково же было мое удивление, когда я поняла, что видела этот монастырь во сне еще до ухода из мiра. Мне снилось, что я с подругой еду на поезде, и вдруг понимаю, что мы сели не на тот поезд и нам надо ехать совсем в другую сторону. Мы выскочили на ходу и еле успели пересесть на другой, который отходил со станции. Когда мы прибыли к месту назначения, то стояли на возвышении, а перед нами внизу раскинулся город и в нем два монастыря через речку: мужской и женский. Во сне я не узнала ни Серпухов, ни Владычний монастырь, т. к. в нем были храмы, которых я никогда раньше не видела. Собор был пятиглавый с темными куполами (таким он стал только в 1999 году), а второй храм был с шатром, треугольной крышей, а по углам стен шли темные полосы как отделка (потом на фотографии я разглядела, что это были водосточные трубы). Я с восторгом сказала подруге: «Смотри, какая красота!» На что она ответила: «Ну и что.» (Эта подруга к вере так и не пришла.)
Так Господь через сон подтвердил мой выбор и укрепил меня.

* * *
В конец августа была зажжена неугасимая лампада у надгробия преп. Варлаама. С этого времени от масла из неугасимой лампады стали совершаться чудеса. Конечно, среди первых исцеленных были насельницы монастыря.
• У меня, послушницы Серпуховского Введенского Владычнего монастыря К. Е., в 1992 году на ультразвуковом исследовании была обнаружена киста щитовидной железы (размерами 1.0×0.8×0.4см). Лечения назначено не было, т.к. киста данных размеров не влияла на здоровье. Но в дальнейшем повторные исследования показали увеличение кисты, и 1996 году (в марте месяце) размеры достигли 1,6хО,8х2,5см. Врач назначила операцию по удалению кисты и лечение гормональными препаратами – от чего я отказалась (по совету знакомой, у которой подобная операция и лечение вызвали гормональные нарушения и ряд болезней). По вступлении в монастырь, осенью 1996 года, размеры кисты резко увеличились. Снимка сделать не удалось, но явно был виден бугорок, который выступал больше кадыка. Не зная что делать, я обратилась к матушке Алексии, настоятельнице монастыря, за советом и получила благословение смазывать бугорок маслицем из лампадки с креста, который стоит на могилке инока Варлаама, строителя монастыря. Где-то в течение 2-х недель я пользовалась маслицем, а потом на несколько дней забыла. Когда же я вновь взялась мазать, то бугорка я уже не обнаружила – только можно было нащупать уплотнение размером с тыквенное семечко. Славя Бога и обращаясь в молитвах к иноку Варлааму, я продолжала пользоваться маслицем, и в январе 1997 года ультразвуковое исследование показало полное исчезновение кисты.
• Я, послушница Владычнего монастыря г. Серпухова С. Ю., проснувшись утром 9 ноября, на ладони левой руки обнаружила маленький нарыв. В течение дня нарыв все больше воспалялся, а к вечеру воспаление пошло по лимфе, нарыв сильно увеличился, рука очень опухла и покраснела. На следующий день монастырский клирос должен был петь на престольном празднике в храме с. Райсеменовское. Матушка Алексия была вынуждена решиться утром вести меня к хирургу, но поскольку только я пою 1-м голосом на клиросе, то литургия могла бы не состояться, если бы не чудо… Вечером я помазала воспаленную руку маслом от лампады, с могилки строит. Варлаама. Я верила, что угодник Божий обязательно поможет. Проснувшись на следующее утро, я увидела, что воспаление спало, опухоль исчезла, только место нарыва еще оставалось красноватым. Я решила еще раз воспользоваться маслом стр. Варлаама… Через полчаса, после помазания краснота прошла, рука была здоровой. Служба состоялась и в этот же день я могла выполнять свое послушание на кухне.
• Я, послушница Введенского Владычнего монастыря Л. Г., утром в середине января 1997 г. проснулась с сильной болью в позвоночнике (у меня уже около 6-ти лет остеохондроз поясничного отдела позвоночника). Я была в растерянности, не зная, как буду выполнять положенные послушания. Мне больно было даже двигаться. Тогда я попросила свою сокелейницу помазать больное место маслицем из лампады с могилы строителя Варлаама. После этого боль мгновенно прошла, я почувствовала себя легко и радостно, не только физически, но и духовно. С благодарностью положила земной поклон.

* * *
Несмотря на скудость средств, матушка старалась вести реставрацию монастыря. По проекту архитектора Ольги Васильевны Гаевой за лето было построено каменное крыльцо Алексиевского храма. Также начались работы по ремонту корпуса, в который должны были впоследствии переехать сестры. Ценно было то, что он имел крышу и металлические балки перекрытий, но самих межэтажных перекрытий в нем не было, равно как и коммуникаций, окон и дверей. Летом сделали самую простую работу – вставили оконные коробки и покрасили корпус снаружи. Затем начали заливать перекрытия. Матушка старалась благотворительно доставать стройматериалы и, по возможности, находить бесплатную рабочую силу. В заливке перекрытий очень помогли курсанты военного училища, а для ведения штукатурных работ пришлось нанять специалистов за зарплату.

8 сентября. Первый раз приехал в обитель протоиерей Вадим Красноцветов.
Сергей Б. всей душой полюбил разрушенную Владычнюю обитель, поэтому он хотел, чтобы монастырь увидел его духовный отец протоиерей Вадим Красноцветов.
Отец Вадим происходил из потомственной священнической семьи. Он поражал своей деликатностью и смирением. Главным принципом в его взаимоотношениях с людьми было «не обидеть». Общение с отцом Вадимом – целая эпоха в жизни монастыря.
Священник Игорь Хромов. В этот день, на праздник Владимирской Божией Матери, в монастыре была служба, совершалась литургия. После Причастия в алтарь зашел батюшка, в возрасте, высокий, в больших очках. Он преклонил колена перед престолом и помолился. Это была моя первая встреча с отцом Вадимом. После литургии мы вышли на панихиду. Храмик был маленький, поэтому панихиды служились возле надгробия строителя Варлаама. Сзади меня стоял батюшка Вадим и подпевал. Он просил меня помянуть его папу – убиенного иерея Михаила, и маму – монахиню Марию. Потом после панихиды отец Вадим просил у меня прощение: «Простите меня, батюшка, может я что не так напел.» Отец Вадим пел «упокой, Господи…», а в требнике написано «покой, Господи …», поэтому он и просил у меня прощения, хотя эти слова «покой» и «упокой» значат одно и тоже.
Потом отец Вадим стал приезжать к нам на всенощные бдения. Батюшка был уже на покое. Его духовные чада Сергий и Константин, у которых была машина, возили батюшку по монастырям, по храмам. У матушки настоятельницы все время были по монастырю какие-то проблемы. Когда приезжал отец Вадим, матушка как будто про все проблемы забывала, словно ей давалась какая-то сила духовная.
Монахиня Васса. Отец Вадим сразу полюбил монастырь. А когда он говорил с матушкой, то слово «матушка» он всегда произносил так, как будто перед ним стоит его любимая мама.
Как-то раз батюшка очень долго вел духовную беседу с сестрами, и я стала внутри возмущаться, ведь мне надо было идти на послушание. Отец Вадим сразу попросил прощение, что отнял у нас много времени. Тут я поняла, что батюшка знал мой помысел.
Отец Вадим всегда был очень мягкий и смиренный. Однажды в разговоре с ним я высказала обиду на моего духовника. Батюшка сразу выпрямился и строго сказал: «Ты что хочешь, чтобы я осудил священника?» Так, не читая нравоучений, он вразумил меня и поставил на место.
Монахиня Ксения. В начале моей монастырской жизни у меня возникали помыслы, всевающие сомнение в правильности выбранного пути. Я рассказала о своей проблеме отцу Вадиму. Батюшка меня спросил: «Ты обращаешь внимание на лай собаки, если она не может достать тебя?» Я ответила: «Нет.» Отец Вадим сказал: «Вот и к помыслам относись как к собачьему лаю.» С тех пор я стала меньше обращать внимания на эти помыслы, и через некоторое время они прошли.
Монахиня Агния. Хоть отец Вадим и был слепой, мне казалось, что он про меня все знает. Батюшка всегда говорил с людьми мирно, с такой любовью и теплотой, что это его общение как бы обличало мое личное порой равнодушие к людям и мой эгоизм.

* * *
Священник Игорь Хромов. Осенью у нас в монастыре принял Святое Крещение курсант Серпуховского военного училища Сергей П. Сразу после крещения он начал ходить в монастырь, посещать Богослужения, стал соблюдать посты, выполнять церковный устав. После служб он оставался и просил, чтобы ему дали какое-нибудь послушание. Монастырь был для него как отдушина, здесь он отдыхал духовно и, мне кажется, физически, хоть и выполнял разную работу (делал уголь, мыл посуду, весной и летом поливал огород). Вечерами я долго беседовал с Сергеем, в основном о вере. Мама у него была атеистка и прочитала Библию для того, чтобы обличать верующих, чтобы поругать веру, а не для того чтобы почерпнуть оттуда законы жизни. Когда Сергей приезжал домой, мама все время говорила ему отрицательные речи против Церкви, и он приезжал из дома угрюмый. Сергей чувствовал, что с верой в Бога его душе хорошо, но как неопытный, мало начитанный, он не знал, что ответить маме, не знал, чем прекратить противостояние, и просто все терпел. Но немножечко побыв в монастыре на службах Сергей опять приобретал равновесие и радость. Все время он был радостный, все время улыбался.
Матушка Алексия предлагала Сергею ходить в Высоцкий мужской монастырь, а не к ним в женский. На это он ей отвечал: «Я здесь крещен, мне здесь нравится, сюда и буду ходить.» Матушка просила и меня поговорить с Сергеем, но я не смог убедить его. Потом все привыкли к нему, и никакого смущения в монастыре не было. А вот курсанты смеялись над Сергеем, что он постится, и он не знал, что им ответить. В монастыре работал Олег-инвалид, у него был очень острый ум. И вот он посоветовал Сереже, когда курсанты у него спрашивали, почему он не ест колбасу, задавать им ответный вопрос, а почему они едят колбасу? Сергей обрадовался – вот какая хорошая мысль, и стал посмелее разговаривать с ребятами.
Монахиня Рахиль. Мы с Сергием вместе делали уголь для кадила. Работа была очень грязная: надо было перемолоть на мясорубке древесный уголь, потом добавить в него другие компоненты, затем замесить «угольное тесто» и положить его в формочки. После этого послушания Сергий был черный как трубочист. У нас не было горячей воды, чтобы ему толком отмыться, и он шел в училище таким чумазым и даже не стеснялся.
Игумения Алексия. Сергей сетовал, что ребята подсмеиваются над тем, что он ходит в женский монастырь. Я посоветовала ему говорить, что он идет на свидание, на что он в сердцах воскликнул: «Да кто ж мне поверит!» Сергей, несмотря на молодой возраст и мирское окружение, был целомудренным и чистым душой, поэтому ни у кого из сестер он не вызывал смущения. В шутку в монастыре его звали сестра Сергия.
Помню, что Великим постом Сергей совсем не ел мясо, а столовской кашей на комбижире наесться было невозможно. Поэтому он брал в монастыре крупу, чтобы дополнительно варить себе кашу в общежитии. У Сергея возникали проблемы в общении с соседями по комнате, трудно было найти «золотую середину»: не поступиться верой и не впасть в показное благочестие. На веревочке для ключей Сергей сделал узелки – это были его первые четки. Мне лично жалко, что он не стал монахом.
Осенью 1997 года Сергей отчислился из училища, после этого год был алтарником на приходе в родном городе, затем поступил в семинарию. Теперь он священник Сергий. Интересное совпадение – его супруга еще отроковицей несколько лет прожила в женском монастыре.
Монахиня Васса. Когда Сергий приезжал к нам диаконом, меня поразила его благоговейность в алтаре. Он весь был перед Богом.

* * *
Осенью начались работы по реставрации Вознесенского придела, расположенного на первом этаже Георгиевского храма. Храм еще не имел крыши, но свод между первым и вторым этажом был целым. В приделе полностью отсутствовал пол, оконные проемы внутри храма были отреставрированы, а снаружи предстояло выкладывать их заново. Надо было сбивать остатки старой штукатурки, проводить электричество, делать обмазку стен, изготавливать рамы и двери. Отопление в храме временно должно было быть электрическим, а в дальнейшем планировалось провести теплотрассу от нового келейного корпуса, где планировалось размещение газовой котельной.
К этому времени монастырь со скидкой приобрел столярный станок, и потихоньку стала налаживаться работа столярного цеха. Тяжело было найти хорошего столяра на маленькую монастырскую зарплату. Тем не менее рамы и двери для храма были изготовлены уже в своей мастерской.

24 сентября. Началась заготовка материала для крыши Георгиевского храма.
Игумения Алексия. Раб Божий Владимир помогал монастырю, перевозя различные грузы на своем стареньком МАЗе. Помню, что накануне праздника преп. Афанасия Высоцкого я поехала с Владимиром за бревнами для крыши Георгиевского храма в Отрадненское лесничество. Загрузившись по максимуму, мы еле смогли выехать с делянки, т. к. машина буксовала. Благополучно выбравшись на асфальтовую дорогу, я уже хотела облегченно вздохнуть, но не тут-то было: у машины отвалился рычаг коробки передач. До города еще надо было ехать 35 километров. Я взмолилась Богородице и преп. Феодосию Кавказскому, чтобы они помогли добраться до монастыря. Преподобному Феодосию я стала молиться потому, что вспомнила эпизод из его жития: старец сдвинул вагон со снарядами, чтобы не пострадали раненые в здании вокзала во время бомбежки. Вот я и стала просить святого, чтобы он подталкивал машину на горках. Так с Божией помощью и доехали до обители.

12 ноября. Митрополит Ювеналий благословил Борисоглебскому храму д. Дракино быть подворьем Владычнего монастыря.
Игумения Алексия. В начале осени ко мне обратилась сотрудница городского комитета по культуре и сообщила, что скоро от арендаторов освобождается храм в д. Дракино. Когда-то в нем была столовая, потом зернохранилище, а с 1980 года его занимали художники, и вот теперь срок аренды закончился. В храме есть крыша, окна, двери, электричество – в общем, из всех, не переданных Церкви храмов, он был в самом лучшем состоянии. Я обещала подумать.
И вот 12 ноября я приехала к митрополиту Ювеналию на прием. Одной из проблем, которые надо было решить, был вопрос о подворье. Я объяснила Владыке, что из-за малочисленности сестер подворье нам заводить рано, но с другой стороны в Серпуховском районе больше нет храмов, в которых можно сразу начать служить. Митрополит подумал и благословил написать прошение на имя Губернатора с просьбой о передаче храма, что я сразу и сделала. А Владыка написал, что поддерживает мою просьбу.
Впоследствии документы на передачу этого храма терялись в областном министерстве культуры 3 раза! Поэтому постановление Правительства о передаче храмы было подписано только в 2000 году.

* * *
Сестрам приходилось переносить много бытовых трудностей, но Господь посылал незримые утешения и явные чудеса. Все это сохраняется у сестер в памяти, как свидетельство трудного, но очень благодатного начала монашеской жизни.
Монахиня Васса. Сестры прожили в аварийном деревянном корпусе четыре с половиной года. С наступлением морозов, когда ветер дул с запада повторялась одна и та же история: за ночь водопроводные трубы перемерзали, и утром приходилось бегать с чайником и поливать их кипятком. Трубы замерзали потому, что в санузле между бревнами были щели, через них ветер выдувал все тепло. Снаружи стена была утеплена старым ватным одеялом, а изнутри щели были проконопачены ватой, но это почти не помогало.
В первые годы жизни в обители я все время удивлялась тому, что в монастыре нет голубей и воробьев, а летают только вороны. Их было очень много, когда они взлетали, небо становилось черным. В то время, когда их птенцы учились летать, нельзя было даже пройти мимо стаи – вороны начинали угрожающе летать над самой головой. По мере возрождения монастыря стали появляться воробушки и голубки, сначала они жили только возле сестринского корпуса, а через несколько лет они появились и возле храмов. Вороны казались нечистью, которая отступала по мере того, как крепла сестринская молитва.
Очень ярко помню, как однажды я подошла к надгробию преп. Варлаама и увидела на кресте плевок, а крест благоухал.

4 декабря. Престольный праздник Введение Богородицы во храм.
Божественную литургию в этот день совершал архимандрит Иосиф.
Стараниями Сергея Б. была сделана фотография чудотворной иконы «Введение Богородицы во Святая Святых», находящейся в Серпуховском историко-художественном музее. Вставленная в киот, фотокопия совершенно не отличалась от настоящей иконы, только размер был меньше, чем у подлинника.
С этого дня у копии чудотворной иконы «Введение Богородицы во Святая Святых» была зажжена неугасимая лампада.

instagram default popup image round
Follow Me
502k 100k 3 month ago
Share