142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40

+7 (4967) 72-46-25 inokini@yandex.ru

Летопись Владычнего монастыря. 1998 год

4 января. Вернули колокола.
Рано утром кто-то из прохожих позвонил в монастырь и сказал, что у ограды по улице Октябрьской стоят колокола. Все побежали к северным воротам и увидели, что на тротуаре стоят четыре колокола, украденных месяц назад с монастырской колокольни. Радость сестер невозможно было передать. Когда стали уносить колокола, то обнаружили, что у них нет языков. Видимо воры сразу заметили, что языки сделаны из черного, а не из цветного металла и выкинули их. Матушка дала срочное задание рабочим сделать языки и повесить колокола, чтобы можно было трезвонить уже на Рождество.
Осталось неизвестно, кто украл колокола и почему вернул их. Можно только догадываться о вразумлении воров свыше или о нестерпимых мучениях совести, побудивших подбросить колокола в монастырь.

22 февраля. Труп на заборе.
Ранним утром перед воскресной литургией Наталья Савченко пошла открывать ворота. Вдруг она вбежала в корпус с перекошенным лицом и закричала: «Баба на заборе!»
Наталья Савченко. Этот случай врезался мне в память. В тот период у меня было послушание рано утром открывать монастырские ворота. Конец зимы, шестой час утра, начало светать. Я вышла на пустой двор. Было тихо, холодно и ветрено. Подхожу к воротам и вижу, что кто-то пытается перелезть через забор. Видно, что это женщина. Я хотела позвать её, но сказать ничего не смогла. Она висела на своём пояске, зацепившись за одну из досок забора, и не двигалась. Огромная «кукла» в красной беретке. Впечатление движения создавало дерево, которое стояло вплотную к этому месту и шумело ветвями. Жаль, что никто не видел выражение моего лица в тот момент. Полный ступор и разинутый рот. Воистину «как вкопанная». Я действительно не могла пошевелиться, было страшно и не понятно, почему она не двигается? Не помню, сколько времени я на неё таращилась, потом, убедившись что признаков жизни от неё не последует, побежала к Матушке. Начала с молитвой стучаться в настоятельскую келью и твердить, что мёртвая женщина висит на заборе. Матушка стала вызывать милицию. А мне пришлось вернуться и всё-таки открыть ворота, хотя определённые усилия над собой мне пришлось прикладывать. Мороз по коже. Милиция приехала довольно быстро. Невозмутимо сняли и погрузили женщину в машину. Сказали только что повесили на забор её уже мертвую. Интересно, кому такое могло придти в голову!? Кто была эта женщина, мы так и не узнали.
Священник Игорь Хромов. Раз перед воскресной службой я ночевал дома. Прихожу в монастырь и уже в алтаре узнаю, что на заборе висит пожилая женщина. Видно кто-то посмеяться хотел или еще какой умысел был. Когда утром я входил в монастырь, эта старушка висела в трех метрах от ворот, но я не заметил ее, потому что рядом было дерево. Слава Богу, мое спокойствие перед службой сохранилось. Если бы я ее заметил, неизвестно, что бы со мной было: может быть испугался, может быть смутился.
Игумения Алексия. Помню, что накануне весь вечер лаяла наша собака. В 22 часа я вышла посмотреть, почему она лает на ворота. Во дворе и за воротами абсолютно никого не было. Еще две сестры позже меня выходили во двор по той же причине. Все было спокойно. Я предполагаю, что в это время труп уже висел на заборе, но было темно, и дерево закрывало его. Мне до сих пор непонятно, как можно было все это проделать незаметно, ведь эта часть ограды граничила с жилым домом. Труп не просто перебросили через ограду, ему придали позу человека, перелезающего через забор: женщина висела на поясе от пальто, продетом за доски забора, одна рука как бы держалась за верх забора, а откинутая голова упиралась в ветку дерева, чтобы не упала беретка.
Многие склонялись к мысли, что все это сделали сатанисты. И число 22 февраля было выбрано неслучайно – три двойки, говорили, что сатанисты любят повторение любых трех цифр за неимением в календаре трех шестерок. Вообще местное предание гласит, что на заброшенной территории монастыря собирались сатанисты для совершения своих обрядов. Даже место указывалось – Алексиевский храм. Когда открылся монастырь и сестры стали молиться, пришлось этой секте покинуть «насиженное место», но они продолжали регулярно делать мелкие, а иногда не очень мелкие пакости. Например, до 2000 года не было ни одной Пасхи, чтобы на одном из зданий монастыря не появились три шестерки и перевернутый крест, их могли написать краской, помадой или процарапать. Однажды группа юношей-сатанистов 40 минут «держала в осаде» иконную лавку: они заплевали все стекло, ругались и угрожали продавцу. Мне кажется, что вышеупомянутая история из той же серии.
После этого происшествия Катя-наркоманка сделала резюме: «Да, в монастыре жить не скучно.»

* * *
Великим постом матушка и послушница Юлия (ныне монахиня Агния) вышивали плащаницу для Московского храма свв. Афанасия и Кирилла Александрийских. Настоятелю этого храма отцу Михаилу пожертвовали изображение Спасителя со старинной плащаницы, поэтому батюшка хотел, чтобы вся плащаница была похожа на старинную. Сначала монастырю заказали вышить только текст, потом попросили выполнить и орнамент, а, в конце концов, уговорили сделать всю плащаницу полностью.
Монахиня Агния. Когда только начали вышивать, было ясно, что времени в обрез. Поэтому мы высчитали, по сколько букв в день нужно сделать. Начали работать золотыми нитками, но их цвет был слишком ярким и ядовитым, сразу было видно «новодел». Чтобы плащаница казалось старой, стали смешивать золотые и серебряные нитки. Получилось очень хорошо, казалось, будто золото было потертым. Орнамент мы вышивали натуральным речным жемчугом и шнуром, это было несложно. Помучиться пришлось со средником и подкладкой. На этом этапе нам помогал почти весь монастырь. Наконец, на страстной седмице в ночь со вторника на среду работа была закончена.

* * *
С великого поста и до праздника Успения сестер исповедовал иеромонах Кирилл (Костиков). Ни один, даже самый хороший белый священник, не может заменить окормления у монаха, знающего монастырскую жизнь на практике. Во многих вопросах отец Кирилл был строг и категоричен. Он наставлял сестер в послушании и почтительности к старшим по чину. Отец Кирилл запомнился сестрам как истинный монах.

* * *
Священник Игорь Хромов. Недолгое время жила в монастыре девочка, которая была бесноватая. Бес у нее был говорящий, даже когда она держала рот закрытым, он разговаривал, но не женским голосом, а мужским. Например, когда кропили девочку святой водой, она говорила всякие пакости. Я просил: «Фотинья, замолчи.» А бес мне вслух отвечал: «Это не она говорит, это я говорю.» Как-то после всенощного бдения Фотиния осталась в храме одна, и я после всех уходил из алтаря. Бес в это время сильно мучил девочку, прижимал ее к полу, скрючивал. Я не знал, что делать, как помочь ей. Взял с алтаря крест, перекрестил ее, сказал: «Фотинья, вставай.» Бес ответил: «Она меня мучает, и я ее буду мучить.» Я в ужасе не знал, что делать, почему мы так безпомощны, безсильны. Я пошел в алтарь и не знал о чем просить Бога, как просить, потому что, действительно, был в ужасе. Так и молился: «Господи, не знаю что говорить.» Стоял на коленях и исповедовал перед Богом свое безсилие. Выхожу из алтаря, Фотинья уже сидит на скамеечке, разговаривает своим голосом: «Батюшка, у меня уже все нормально.» Такие приступы у нее были очень часто, поэтому она уехала из монастыря и стала жить при храме, где батюшка занимался отчиткой.
Потом Фотиния приезжала погостить в монастырь. Путем молитвы она постепенно вышла из такого плачевного состояния. У нее было очень длинное молитвенное правило, она его постоянно читала, постоянно пребывала в молитве. Насколько Фотиния исцелилась, я не знаю, но приступы беснования прекратились, уже не было слышно из нее бесовского голоса.
Игумения Алексия. Наши монастырские благодетели вместе с Фотиной ездили к отцу Николаю на остров Залит, а потом заезжали к отцу Ермогену в Псковский Снетогорский монастырь. Оба старца, после того как Фотина сказала им, что она бесноватая, ответили одно и тоже: «Как хорошо. Если бы ты была здоровая, то была бы сейчас в миру, не молилась бы и в храм не ходила.»

22 апреля. Среда Светлой Седмицы. Отец Игорь был награжден правом ношения набедренника.
В среду светлой седмицы в Высоцком монастыре совершалось празднование памяти преп. Афанасия Высоцкого младшего. Божественную литургию совершал митрополит Ювеналий. Во время Богослужения клирикам монастырей и Серпуховского благочиния были вручены патриаршии и митрополичьи награды.

18 мая. Празднование иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша». В этот день Владычнюю обитель посетил схиигумен Илий (Ноздрин).
Божественную литургию в Высоцком монастыре совершал митрополит Ювеналий. Сослужили клирики Серпуховского благочиния и других епархий, среди них схиигумен Илий и игумен Мелхиседек, настоятель подворья Оптиной пустыни.
Игумения Алексия. После трапезы мне удалось переговорить с о. Илием, и он согласился заехать к нам в монастырь. Отец Илий с 1955 по 1958 год учился в Серпуховском механическом техникуме, в этом году исполнилось 40 лет, как он не был в Серпухове. Все сестры и паломники были очень рады возможности побеседовать с батюшкой.
Время пролетело быстро. С автобусом паломников за о. Илием заехал о. Мелхиседек. Мне запомнились слова, сказанные о. Мелхиседеком двум девушкам, имевшим благословение на поступление в монастырь, но не желавшим его выполнять: «Это кто? Монашки? Нет – это не монашки, это деревяшки. Они еще не поняли, что самое лучшее в жизни.»

* * *
В начале лета начались реставрационные работы на шатре Георгиевского храма. Именно этот объект был выбран в качестве первоочередного по причине чрезвычайно аварийного состояния шатра. Проще говоря, шатер мог рухнуть в любой момент. Матушка переживала, что долго не могла найти бригаду, которая взялась бы за эту работу. Сначала внутри храма нужно было из бревен сделать поддерживающие леса, и только затем собирать леса снаружи и делать вычинку кирпича. Планировалось восстановить полностью разрушенный барабан и установить на него позолоченный купол.
Игумения Алексия. Когда я рассказала о предстоящих работах бригадиру реставраторов, он посмотрел на меня как на ненормальную, чувствовалось, что ему хочется покрутить пальцем у виска. «Кругом разруха, а она о золотых куполах говорит!» – было написано на его лице. Тогда никому не верилось, что над монастырем будут сиять золотые кресты.

* * *
Послушница Лариса (ныне монахиня Васса) переживала, что у матушки в келье была плохая старая мебель. Действительно, кушетку и секретер матушка привезла из бабушкиного дома, а шкаф – от родителей. За этим секретером матушка занималась еще первоклассницей, а кушетка была и того старше. Никто не знает, как молилась послушница Лариса, но через некоторое время в монастырь приехала москвичка Лола (Евлалия) Раджабова. У нее была своя мастерская по реставрации антикварной мебели, и она захотела некоторые вещи подарить монастырю. Когда пожертвованная мебель была доставлена из Москвы, больше всего этому радовалась послушница Лариса.

* * *
Летом в обители паломничала Мария Байкова из Протвино. Ей было поручено пасти коз на монастырской территории. Когда Мария выполняла это послушание, она учила ноты осмогласия, чтобы зря не пропадало время. Кто-то из сестер на минутку позвал Машу. Прежде чем отойти, она старательно завернула октоих и ноты в пакет и положила на траве. Быстро вернувшись обратно, Маша обнаружила, что какая-то из коз развернула пакет, открыла октоих и съела молебный канон к Божией Матери, а потом закусила нотами осмогласия. При этом листы из октоиха были выдернуты очень аккуратно, точно по сгибу.
Монахиня Ксения. С нашими козами связано много комичных случаев. Например, про козлика с зелеными губами. Строители пробовали краску для крыши, покрасили кусок доски и поставили возле козлятника. Наверное, козлик подумал, что это что-то съедобное, и захотел попробовать. Зеленая краска осталась у него на губах, так он и ходил два месяца.
Для повышения удоя у коз мы подмешивали в воду комбикорм, он быстро оседал на дно ведра, а сверху его плавало мало. Козы это быстро «раскусили» и стали нырять за комбикормом, при этом они очень смешно пускали пузыри. Рогатым козам не получалось достать до дна ведра, зато комолая ныряла по самую шею. Однажды козам вынесли пить свекольный отвар, они нырнули и в него, а потом ходили с красными головами. Когда после этого коз повели пастись в порт, все прохожие оглядывались на нас, а некоторые спрашивали: «Почему у вас козы в крови?»
Летом, когда двери в корпусе бывали открыты, козы иногда забегали в трапезную. Когда их выгоняли, они начинали бегать по комнате кругами, а Белка пряталась под столы.
Когда я кормила кур, то звала их цып-цып. На этот зов прибегали и куры, и козы, и собаки. Когда я кормила коз, то звала их кить-кить. На этот зов опять прибегали и куры, и козы, и собаки. Когда я кормила щенков, то звала их куть-куть. На этот зов опять прибегали и куры, и козы, и собаки.

* * *
Летом в новом корпусе проводили водопровод. Когда внутри корпуса рабочие рыли яму, чтобы сделать ввод водопровода, начали попадаться человеческие косточки. После этого стали копать внимательнее и откопали скелет.
Игумения Алексия. Я решила, что раз на черепе сохранились волосы, то это не может быть старым захоронением, сделанным до постройки корпуса в конце XIX века. До 1978 года здесь было нормальное здание с полом, значит, и в это время труп закопать не могли. Получалось, что захоронение было не таким уж давним. Я подумала, что может эта находка поможет раскрыть какое-нибудь незаконченное дело, и позвонила в милицию. Через некоторое время к нам приехали сотрудники прокуратуры. Они были не в восторге от такой «древности» и ворчали: «Надо было археологов вызывать, а не милицию.»

28 июля. Три года совершения Божественной литургии в Алексиевском храме.
Накануне вечером в монастырь приехала автобусная экскурсия из Белоруссии, среди мирян был один священник и несколько певчих. Паломники рассказали, что они были в Москве у мощей святителя Алексия, потом они должны были ехать в Сергиев Посад. Но водитель заблудился и поехал не в ту сторону. Когда обнаружили ошибку, то поворачивать было поздно – слишком далеко заехали. Решили, что заночуют в Серпухове. Так святитель Алексий прислал паломников в свою обитель, чтобы литургия совершалась соборно, и было много молящихся в храме.

* * *
В конце лета матушка Алексия была на приеме у митрополита Ювеналия.
Игумения Алексия. Разговор шел о том, что центр «Каритас» никак не примет решение о поставке оборудования. Владыка спросил, не передумала ли я заниматься пекарней? Я ответила, что раз есть благословение, значит, буду его выполнять. Митрополит сказал, что он хочет, чтобы пекарня стала подспорьем в деле восстановления обители. Владыка пообещал последний раз «надавить» на австрийцев, если не получится – значит, нет воли Божией.
Последняя попытка общения с центром «Каритас» оказалось удачной. 22 сентября, наконец, был заключен договор о поставке оборудования! Но до первой буханки монастырского хлеба лежал долгий путь. Впереди предстояли хлопоты по признанию оборудования гуманитарной помощью, по оформлению таможенных документов, по согласованию проекта газификации пекарни, сдача пекарни в эксплуатацию газовым, пожарным и санитарным службам, да всего и не перечесть.

25 сентября. Священник Владимир Андреев (ныне протоиерей, благочинный Серпуховского округа) передал в дар монастырю старинную икону преп. Варлаама Серпуховского.

* * *
Игумения Алексия. В один из рабочих дней в конце сентября у меня появилась мысль съездить в городской комитет по культуре. Я удивилась этому помыслу, т. к. никаких дел у меня там не было, и никуда не поехала. Но мысль продолжала свербеть в голове. Я стала ей возражать: «Нечего мотаться по городу, надо сидеть в монастыре.» Желание съездить стало просто непреодолимым, и я поехала. Когда я зашла в комитет по культуре, там находилась съемочная группа телеканала «Подмосковье» и обсуждала, где им проводить съемки фильма «Песнь о Серпухове». В выборе маршрута они руководствовались недавно выпущенным путеводителем по Подмосковью. Про наш монастырь в нем было сказано так: «Владычний монастырь представляет некоторую историческую ценность, но посещать его не рекомендуем, т. к. внешний вид монастыря производит тягостное впечатление». Конечно, я рассказала режиссеру о богатой истории монастыря, и съемочная группа заехала к нам. Александр Александрович Бобров так вдохновился после посещения обители, что сделал затем отдельный сюжет о Владычнем монастыре, который вышел в эфир 13 октября. Фильм вызвал большой резонанс, особенно в Серпухове. Пожалуй, первый раз с момента открытия женской обители смысловой акцент был смещен с Высоцкого мужского монастыря на Владычний. Телепередача заканчивалась словами: «Перейдите реку забвения, посмотрите на заречную сторону!»

16 октября. Пришла в монастырь Надежда Николаева (ныне инокиня Надежда).
До поступления в монастырь Надежда работала в храме Рождества Христова в с. Рождествено. Когда Успенским постом Надежда захотела где-нибудь попаломничать, настоятель храма о. Александр благословил ее съездить во Владычний монастырь, потому что слышал об этой обители от реставраторов, работавших у него в храме. Бригадой руководил Горячев А. С., год назад реставрировавший Георгиевский храм Владычнего монастыря.
Инокиня Надежда. На первой исповеди батюшка сказал мне, что если я буду каждое воскресенье ходить в храм, то моя жизнь быстро изменится. И действительно, уже через год я была в монастыре.
Успенским постом мне хотелось помолиться где-нибудь в монастыре, и я пошла к батюшке за благословением. Он направил меня в Серпухов и сказал: «Бери телогрейку и резиновые сапоги, если надо будет, иди в коровник, а сестрам дай помолиться.» Во время этого паломничества я решила, что буду поступать в монастырь, и 16 октября я вернулась во Владычний навсегда.

19 октября. Пришла в монастырь Наталия Семукова (ныне монахиня Георгия).
Наталья училась в Егорьевском муз-педучилище в одной группе с Ольгой Соколовой (ныне инокиня Ольга) и Судариковой Юлией (ныне монахиня Агния). После окончания училища Наталья год жила на родине в Печоре, а затем вернулась в Егорьевск, где в Александро-Невском храме пела на клиросе. Через некоторое время духовник благословил ее поступить в монастырь.

18 октября. Приехала в монастырь монахиня Васса.
Монахиня Васса была родом из Егорьевска. С 1977 года она жила в Пюхтицком Успенском монастыре. В начале 90-х годов после развала Советского Союза она перешла в Псковский Снетогорский монастырь. По благословению архимандрита Ермогена м. Васса приехала пожить во Владычний монастырь на время предсмертной болезни своей мамы. Эта монахиня была хорошей швеей и знала все тонкости пошива монашеского облачения. Ее приезд был промыслителен, т.к. скоро пришлось шить пять постригальных облачений.

* * *
Игумения Алексия. В конце осени я была на приеме у митрополита Ювеналия. Среди нескольких вопросов по монастырским делам была просьба одеть первых послушниц в рясофор, чтобы выделить их по чину от пришедших позднее. Владыка спросил, сколько уже лет монастырю. Я ответила, что 3,5 года. Митрополит немного помолчал и благословил постричь первых сестер в иночество.

* * *
Летом и осенью в новом корпусе потихоньку шли отделочные работы. На первом этаже должны были расположиться кухня, трапезная и пекарня, а на втором – кельи сестер. Когда стало известно, что на праздник Введения в монастырь приедет митрополит Ювеналий, матушке захотелось, чтобы трапеза проходила в новом помещении. Значит, нужно было торопиться с отделкой.
Игумения Алексия. Я обратилась к Главе города с просьбой помочь в проведении отделочных работ в новой трапезной. По поручению администрации в монастырь приехали два прораба, чтобы увидеть объем работ и определиться со сроками. Один из них что-то слышал о предстоящем визите высоких церковных лиц и спросил меня, правда ли, что к нам приедет Патриарх? Второй, не дав мне ответить, сказал: «Если бы сюда ехал Патриарх, то прорабами работали не мы, а люди чином повыше, а митрополит контролировал бы каждый их шаг.» Мне сразу стало понятно, что этот прораб участвовал в подготовке к встрече Патриарха в 1995 году.

* * *
Перед рождественским постом в монастырь привезли девушку-наркоманку Олесю. (Катя-наркоманка к этому времени уже уехала.) Олеся, так же как и Катя любила животных и помогала сестрам в козлятнике. Она прожила в монастыре до Пасхи. Несмотря на такой небольшой срок пребывания, ее реабилитация прошла весьма успешно. Через три года, когда по 3 каналу телевидения транслировался фильм о Владычнем монастыре, Олеся позвонила в обитель. Она совершенно излечилась от пристрастия к наркотикам и вышла замуж. Потом Олеся приезжала в монастырь, чтобы заказать поминовение за пьющих родственников.

1-2 декабря. Подъем креста и купола на храм вмч. Георгия Победоносца.
Диаметр купола Георгиевского храма должен был быть небольшой – 1,5 метра, поэтому реставраторы решили, что сделают купол в Москве, а потом привезут в Серпухов и поднимут на шатер. Это решение создало другую проблему: высота Георгиевского храма с шатром была 32 метра, а подъемных кранов, способных поднять груз на такую высоту в Серпухове не было. Сначала матушка хотела искать кран с большим вылетом стрелы, но потом поняла, что крупногабаритная техника просто не войдет через небольшие арочные ворота на монастырскую территорию. Эту проблему помог разрешить простой монастырский рабочий Орлов Б. С., кандидат технических наук. Он покопался в книгах и сделал конструкцию под названием «падающая мачта». Подъем купола был назначен на 1 декабря.
Военное училище выделило машину с лебедкой, канат от нее шел не сразу на шатер, а через блок, прикрепленный к крепостной стене с северной стороны храма. Купол на растяжках поднимался с южной стороны. Пробный подъем на небольшую высоту прошел успешно. Когда после этого купол опустили, его крепеж к канатам сдвинулся, и купол немного накренился. Рабочий Владимир подлез под купол, поправил крепеж и скомандовал, чтобы начинали подъем. Проволока крепежа зацепилась за пояс его брюк, и Владимир стал подниматься вместе с куполом, болтая руками и ногами в воздухе. Эта картина очень напоминала кинокомедии с участием Чарли Чаплина. Но сестрам было не до смеха. Остановили подъем, благополучно опустили рабочего на землю и опять возобновили работу. Когда купол был поднят до середины шатра, он неожиданно полетел вниз, но повис на растяжках. Оказалось, что из-за тридцатиградусного мороза лопнул толстенный канат. Когда Борис Сергеевич все наладил, опять начали подъем. На этот раз купол подняли до самого верха. Реставратор, стоявший наверху, уже тянулся к юбке купола, чтобы затащить его на площадку. Вдруг купол опять сорвался вниз и повис на растяжках. В этот раз вырвало блок из крепостной стены. Массивная железка пролетела рядом с головой солдата, дежурившего возле лебедки. Канат, летевший следом за блоком, оглушил его. После этого происшествия ни у кого не было сил начинать третий подъем. Купол оставили висеть до следующего дня.
Игумения Алексия. В этот день я ездила в Москву за комплектом архиерейских просфор, заказанных в Свято-Даниловом монастыре. Когда я вернулась, сестры и рабочие подробно доложили мне обо всем происшедшем. Если бы я была в монастыре и видела, как падает купол, со мной, наверное, случился бы инфаркт. Я благословила сестрам поститься на хлебе и воде до подъема купола и читать акафист и молебный канон Божией Матери. В тоже время я подумала, что одним нам не справиться и надо просить молитвенной помощи. Вечером я позвонила игумену Феофану и архимандриту Ермогену. С отцом Феофаном я поговорила лично, а отцу Ермогену передала свою просьбу через его сестру.
На следующий день быстро и без искушений купол и крест были поставлены на место. Вечером я опять позвонила батюшкам, чтобы поблагодарить их за молитвы. На этот раз я лично разговаривала с отцом Ермогеном. Батюшка мне сказал, что раз купол с крестом поставили, значит, будешь игуменьей. Я не придала значения этим словам, т.к. знала, что монахинь « производят» в игумении через 5 лет настоятельства.
Через 2 дня предсказание отца Ермогена сбылось.

* * *
Строители закончили отделку трапезной 2 декабря. Полностью были готовы трапезная, коридор и санузел. К празднику все нужно было отмыть, расставить мебель, повесить шторы. Благо, что на помощь сестрам пришли прихожане. Несмотря на это, уборка продолжалась до глубокой ночи с 3 на 4 декабря.
Будущая кухня была покрыта белой шпаклевкой, но одна стена, так же как и пол были бетонными. На время праздника это помещение должно было стать гостиной. Бетонную стену сестры задрапировали белой хлопчатобумажной тканью, на пол постелили все имеющиеся ковры. Очень кстати пришлась антикварная мебель, пожертвованная Евлалией. Интерьер дополнили шторы и большой цветок. Получилось просто здорово.
Вопрос с продуктами для праздничного стола был решен заранее: закуски и рыбные блюда должна была привезти семья Кузиных из Калуги, первое блюдо на первый стол и настоящие уральские пироги – Люба, супруга Сергея Б. Сестры в ожидании всего готового так расслабились, что забыли сварить суп для второго стола и гарнир. Вспомнили об этом только в 2 часа ночи. Слава Богу, что вообще вспомнили!
Игумения Алексия. После всенощной я ходила между новым корпусом и храмом, следила за ходом дел и подбадривала сестер и прихожан. Приблизительно в 3 часа ночи я решила проверить, как в столярке продвигаются дела по изготовлению столов для новой трапезной. Столешницы были склеены заранее и стояли в ваймах, ножки были проструганы, сегодня нужно было их только прикрепить к столешницам. Я была в ужасе, когда увидела, что столы не готовы, больше того – их никто не делает. Оказалось, что когда столяр Михаил развинтил ваймы и вынул столешницы, каждая из них распалась на две части, т. к. доски не склеились. С горя Михаил ушел домой. Но в монастыре еще оставалось несколько рабочих, им я и поручила доделывать столы. Они пытались мне доказать, что это невозможно. Пришлось «на пальцах» объяснять им какую деревяшку куда крепить. Почти за пять часов пять столов были готовы, и в половине восьмого утра я пошла ненадолго прилечь. Это была первая бессонная ночь в моей жизни.

4 декабря. Престольный праздник Введение Богородицы во храм. Поставление во игумении монахини Алексии. Иноческий постриг пяти сестер. Награждение отца Игоря камилавкой. Впервые на Богослужение была доставлена подлинная чудотворная икона «Введение Богородицы во Святая Святых».
Божественную литургию в этот день совершал митрополит Ювеналий в сослужении архимандрита Иосифа (ныне епископ), игумена Тихона (ныне епископ), иерея Павла Колосова, иерея Игоря Хромова. За литургией молилась игумения Серафима (Черная), настоятельница Богородице-Смоленского Новодевичьего монастыря.
Огромным духовным утешением для сестер и прихожан стала молитва перед чудотворной иконой «Введение Богородицы во Святая Святых». Такая возможность появилась благодаря тому, что монастырь оплатил реставрацию этой иконы. Потом было длительное оформление документов через областное министерство культуры. И вот наступил долгожданный момент – главная монастырская святыня, пусть ненадолго, возвратилась в монастырь.
Во время малого входа Владыка митрополит сказал слово: «Когда в наших храмах в праздник «Введения Пресвятой Богородицы во храм» мы слышим призыв Церкви «Христос раждается, славите!…», мы вспоминаем великое событие пришествия Бога на землю. Для нас очень трогательно, что Христос Спаситель не в царских палатах родился, а в убогом Вифлеемском вертепе. Об этом хочется напомнить всем нам, встречающим сегодня этот великий праздник в древней обители, которая сегодня больше напоминает убогий Вифлеемский вертеп, которая поругана людьми, разрушена и осквернена. Но здесь совершается святейшее таинство Евхаристии – Божественная Литургия, здесь возжена молитва монахинь-подвижниц, которые своими руками, не встречая порой понимания и помощи со стороны, возрождают здесь традиции монашеской жизни и своими силами устроили для молитвы этот святой храм. То, что это место молитвы не вмещает всех желающих, показывает, что подвиг сестер и святыни монастыря влекут к себе людей. У чудотворной иконы «Неупиваемая Чаша», которая именно здесь, на этом святом месте, в этой святой обители проявила свою чудотворную силу, они получают Божию помощь и Божие благословение. В тропаре преп. Сергию Радонежскому сказано, что он «мужески вселился в пустыню». Так и первые насельницы возрожденной обители с мужеством пришли на это святое место, чтобы своими руками воссоздать эти святыни. Они начали с самого главного – с молитвы и монашеского подвига. Уже три с половиной года после возрождения обители настоятельницей является монахиня Алексия. Она показала пример смиренного подвижничества и глубокого усердия к возрождению церковной жизни. И поэтому, направляясь сюда на престольный праздник обители, я испросил благословение Святейшего Патриарха, и он удостоил настоятельницу обители возведения в сан игумении.»
Игумения Алексия. Я ничего не знала о предстоящем возведении в игуменский сан. Отец Игорь слышал об этом, но хранил молчание. Когда архидиакон Вениамин стал мне объяснять, как подходить к Владыке на малом входе, я обо всем догадалась. Уже после Богослужения митрополит спрашивал меня: «А кто вам первый сказал о возведении во игумении?»
Наверное, уже во время Богослужения митрополит Ювеналий подумал, что радость праздника в монастыре будет неполной, если не отметить клирика обители. Владыка сказал: «Считаю справедливым в этот престольный праздник удостоить священника Игоря Хромова церковной награды – правом ношения камилавки.» Так как заранее камилавка не была заготовлена, то ее сняли с отца Вениамина. Отцу Игорю она была мала, и когда он кланялся, то держал камилавку рукой, чтобы она не упала с головы.
В этот день в иночество были пострижены послушницы Ольга (Соколова), Лариса (Гадзиева), Юлия (Сударикова), Мария (Готальская), Елена (Криницына).
Когда из храма после окончания Богослужения стали выходить люди, водитель семьи Кузиных решил подсчитать, сколько же человек вместилось в такой небольшой храм. Оказалось, что 220!
Затем по традиции была праздничная трапеза. В здании новой трапезной еще не было кухни, поэтому все продукты приносили из старого корпуса.
Монахиня Георгия. Когда пришло время наливать митрополиту чай, оказалось, что его забыли в старом корпусе. Я побежала туда, заварила чай и с чайником прибежала обратно. Как же я удивилась, когда узнала, что на трапезе не было даже заминки из-за отсутствия чая, как будто на мои пробежки совсем не ушло времени.
И владыке митрополиту, и другим гостям очень понравилось в новой трапезной. Некоторые удивлялись, как нам удалось точно в тон к стенам подобрать шторы. Никто не мог догадаться, что стены были покрашены в тон к шторам, которые пожертвовали раньше.
Праздничную трапезу готовили приблизительно на 70 человек. Когда уехали высокие гости, кормили всех помощников из числа прихожан, родственников, приехавших на постриг сестер и паломников. Оказалось, что еды хватило на 140 человек.

21 декабря. Первый раз монастырь участвовал в православной выставке-ярмарке.
Игумения Алексия. Прихожанин Преображенского храма с. Радонеж р. Б. Александр долго уговаривал нас принимать участие в православных выставках-ярмарках. Он сам регулярно в них участвовал, потому что занимался производством и продажей кожаных ремней с молитвами. В декабре начиналась выставка «Рождественский дар» в выставочном центре «Мир» на ул. Орджоникидзе. Я решила попробовать. Работать на выставке согласились наши московские помощницы Евлалия и Татьяна. Ранее я не бывала на подобных мероприятиях, поэтому не представляла, что нам может понадобиться. В день заезда стали ясны все наши упущения при сборах, исправлять которые пришлось буквально на ходу. В соседнем киоске «Союзпечати» я купила бумагу, маркеры и некоторые другие канцелярские товары, из подручного материала смастерила стенд о нашем монастыре и его святынях. Когда архиепископ Арсений освящал выставку, то, проходя мимо нашего стенда, владыка сказал, что выглядит он бедненько. Недаром говорят «Первый блин комом». Несмотря на нашу явную неподготовленность, все прошло удачно.

* * *
С 1996 года матушка Алексия хлопотала о втором священнике для монастыря, потому что в выходные дни у батюшки была большая нагрузка, потом появилось подворье, где надо было совершать Богослужения, да и паломников, желающих поисповедоваться, становилось все больше и больше. В общем, один священник не мог справиться со всеми, стоящими перед ним задачами. Среди прихожан не было кандидатур на рукоположение, поэтому оставалось только молиться и ждать.
В конце года матушка решила съездить к митрополиту Ювеналию на прием и предложить Владыке на его святительское благорассмотрение несколько кандидатур священников. В это время в монастыре паломничала матушка Ирина с четырьмя детьми от 13 до 18 лет. Ее супруг священник Сергий Монжош был клириком Новосибирской епархии. Матушке Ирине захотелось, чтобы отец Сергий служил во Владычнем монастыре, и она попросила игумению Алексию предложить его кандидатуру митрополиту. Надо сказать, что батюшка был по национальности китаец, духовное образование он получил в Московской Духовной Семинарии, а матушка Ирина была по национальности украинка.
Игумения Алексия. Я имела обыкновение перед каждой поездкой к митрополиту Ювеналию звонить отцу Ермогену и просить его святых молитв (на всякий случай). Так я сделала и в этот раз, при этом я не собиралась говорить о причине поездки. Батюшка сам спросил меня, зачем я еду к Владыке. Я ответила, что для представления кандидатур на второго священника, и не собиралась уточнять каких именно кандидатур. Батюшка стал спрашивать, кого я буду представлять. Я стала длинно рассказывать, что к нам приехала матушка с детьми, что она хотела бы, чтобы ее батюшка служил у нас. Отец Ермоген прервал меня и спросил: «А он русский?» Я ответила: «Нет, он китаец.» Тогда батюшка сказал: «Даже не представляй, китайцы не нашего духа.» Как потом оказалось, «любимой» епитимьей о. Сергия Монжоша было давать по 1000 земных поклонов! Его старший сын засекал, сколько времени уходит на то, чтобы сделать столько поклонов без перерыва. Оказалось 4 -4,5 часа.

25 декабря. Поездка в Епархию к митрополиту Ювеналию.
Владыка утвердил одну из представленных кандидатур священников. Но этот батюшка, несмотря на предварительное согласие, отказался от перевода в монастырь.
В этот же день были сданы документы на восстановление почитания преп. Варлаама Серпуховского.
Одним из главных доказательств почитания преп. Варлаама стала икона святого, подаренная отцом Владимиром Андреевым. Другим ярким доказательством была фелонь XVIII века из собрания Серпуховского историко-художественного музея, ранее принадлежавшая Владычнему монастырю. На ней была вышита сцена из жития преп. Варлаама, изображающая видение, бывшее ему при основании монастыря. Преподобный на этой фелони изображен с нимбом.
Современные чудеса преп. Варлаама сестры начали фиксировать с 1996 года, когда у его гробницы была зажжена неугасимая лампада. Житие было написано Егасовой Натальей еще в 1997 году. Для сбора архивных данных матушка Алексия ездила в Центральный Государственный Исторический Архив г. Москвы, пересмотрела 6 томов с делами Московской Духовной Консистории, где были зафиксированы чудеса преподобного Варлаама. С 1848 года их было записано более двухсот, двадцать из них подверглись проверке Консистории. Наиболее интересные чудеса матушка отксерокопировала и приложила к материалам для восстановления почитания.

instagram default popup image round
Follow Me
502k 100k 3 month ago
Share