142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40

+7 (4967) 72-46-25 inokini@yandex.ru

Летопись Владычнего монастыря. 1999 год

1 января. Пришла в монастырь Елена Павлова (ныне монахиня Екатерина).
Елена – коренная серпуховичка, после окончания школы она жила с родителями, была прихожанкой Высоцкого монастыря, вместе с мамой и будущей игуменией Алексией пела на клиросе. Елена училась иконописи у Серпуховского художника Владимира Артемьева и даже немного помогала ему расписывать Покровский храм Высоцкого монастыря. Когда открыли Владычний монастырь, Елена периодически приезжала туда, а в 1997 она училась лицевому шитью у матушки Алексии, а потом вышивала в обители фелонь. Через два года, имея благословение матери, Елена поступила во Владычний монастырь.
Монахиня Екатерина. Мне запомнился один случай, который, наверное, был промыслительным. Когда наша семья узнала об открытии Высоцкого монастыря, мы решили поехать туда на службу. Приехали, долго ходили между разрушенными зданиями и искали, где же действующий храм. Так ничего и не нашли. Оказалось, что мы были во Владычном монастыре. Так Господь указал нам дорогу сначала в женскую обитель. Этот случай произошел за 4 года до открытия Владычнего монастыря и за 7,5 лет до моего поступления в него.

21 января. ЧП в козлятнике.
Новый козлятник был сооружен между крепостной стеной и рядом стоящим разрушенным кирпичным зданием. Для обогрева в козлятнике была сложена печь, которую топили только вечером и утром. После того как печь немного остывала, на ней для просушки раскладывали щепки для растопки. Между печкой и соседним загоном обычно складывали дрова. Все перегородки в помещении были деревянными, рядом с печкой над загонами «вторым этажом» был сделан курятник.
Тринадцатилетние близнецы Монжоши помогали сестрам в козлятнике. В это утро они затопили печь, не заметив щепки, лежавшие на ней, и ушли. Естественно, щепки вспыхнули, от них загорелись дрова, лежавшие рядом. Поленица возле деревянной перегородки загона сгорела полностью, но вопреки всем физическим законам огонь дальше не пошел. Удивительно, что не загорелся и курятник. В общем, помещение совсем не пострадало, только козы надышались угарного газа. Когда сестры все это обнаружили, сразу вывели всю живность на улицу. Молодые козы быстро пришли в себя, а котным было очень плохо, т. к. козлята у них в утробе погибли. Посоветовавшись с ветеринаром, котных коз зарезали, а двух выживших отдали прихожанину Модесту, который тоже держал коз.
Игумения Алексия. Когда я была на последнем приеме у митрополита, Владыка сказал, что пора бы нам уже завести коровку. Мы никак не могли выполнить это благословение, потому что никуда не могли пристроить наших коз. Это происшествие подтолкнуло нас к выполнению архиерейского благословения.

* * *
Великим постом в монастыре жила Татьяна Посух из Волгограда. Она привезла с собой мицелий грибов вешенок. Матушка с сестрами стали придумывать, где бы разместить «грибную ферму». Грибам были нужны сырость и тепло, поэтому решили, что ничего лучше, чем помещение будущей душевой в новом корпусе не найти. Мицелий поместили в целлофановые мешки с шелухой от семечек. Когда на шелухе под пленкой стали появляться белые пупырышки молодых грибов, пленку над ними крестообразно разрезали. Для создания тепла и сырости постоянно ставили в душ кастрюлю с кипящей водой. Скоро все мешки были покрыты вешенками как лопухами. Весь пост сестры ели свои грибы. Перед Пасхой рабочие что-то делали в душе и переставили мешки с грибами на несколько часов в другое помещение. После этого грибы засохли.

Запись духовных стихов на студии «Союзмультфильм».
В записи участвовали игумения Алексия, инокини Ольга, Юлия, Елена, послушницы Наталья и Елена. Запись длилась 6 часов, т. к. повторно организовать приезд всех клиросных сестер да еще на двух машинах было очень сложно. Поэтому решили петь «до победного» конца. После небольшого перерыва через 4 часа записи у сестер прорезалось «второе дыхание», но звукорежиссер (всем запомнилась только его фамилия – Орел) уже просто лежал на пульте в изнеможении. Волшебные слова «матушка благословила допеть» на него не подействовали. Несмотря на все сложности, запись получилась очень удачная. Через некоторое время была выпущена аудиокассета с духовными стихами под названием «Душа моя».

* * *
Великим постом на Богослужения регулярно стал приходить курсант военного училища Михаил Скуридин (ныне иеродиакон Иоасаф). Через некоторое время он стал помогать церковницам по храму. Чем чаще он приходил в монастырь, тем сильнее становилось его желание служить Богу. Через год он отчислился из училища, дослужил полгода в армии, а затем поступил в Старо-Голутвин монастырь.
Монахиня Васса. Михаил был свидетелем одного чуда. Однажды вечером он и прихожанка Ольга убирались в храме. Михаил по незнанию затушил неугасимую лампаду у иконы «Введение Богородицы во Святая Святых». Заметив это, Ольга пошла за свечой, чтобы зажечь лампаду, а Михаил остался стоять у иконы. И вдруг лампада зажглась сама собой!
Надо заметить, что из прихожан и трудников монастыря вышли 1 священник, 2 иеродиакона, 4 инока.

* * *
К Пасхе была отделана новая просторная кухня. Пол и стены были выложены кафельной плиткой, для мытья баков была сделана большая раковина. Но самое главное – с горгазом был согласован проект установки газовых плит и колонок. Наконец состоялся долгожданный переезд на новую кухню, и прекратились «путешествия» с баками и кастрюльками по территории. Дело в том, что трапезная переехала в новое помещение после Введения, и еду на каждую трапезу носили со старой кухни. Но самой большим подарком для сестер стало то, что в новом корпусе была горячая вода. Сестры радовались возможности помыться в монастырском душе, а не у прихожан, больше, чем новой кухне.
Монахиня Ксения. Когда монтажники горгаза устанавливали плиты и колонки, внутри корпуса шли отделочные работы, плитку на кухне только начали класть. Вся плитка необходимая для отделки корпуса лежала в коридоре рядом с кухней. Однажды утром все заметили, что количество плитки резко уменьшилось, не хватало приблизительно восьми кв. метров, а это 8 ящиков плитки! Стали думать, кто мог столько украсть, ведь больше одной коробки в руках не унести, а значит, нужно было пройти по двору 8 раз. Невозможно было сделать это незаметно, тем более днем. Все терялись в догадках. Потом кто-то сообразил, что незаметно это могли сделать только монтажники горгаза: их грузовая машина со сварочным оборудованием стояла возле запасного выхода из корпуса. Один из монтажников не постеснялся подойти к нашему рабочему и поинтересоваться технологией укладки плитки, сказав, что будет класть у себя в ванной. Но не пойман – не вор.

5 мая. Погром на территории хозяйственного двора.
На территории монастыря XIX века продолжали располагаться склады КЭЧ (коммунально-эксплутационной части). Матушка настоятельница с 1995 года обращалась к командованию военного училища с просьбой полностью освободить эти помещения. Несмотря на то, что земля вокруг складов пустовала, совместно использовать территорию не получалось – слишком велика была агрессия со стороны сторожей. Примеров этому много. В 1996 году с разрешения командования военного училища монастырь использовал заброшенный подвал под свои нужды. Сторожа стали гадить монастырю не в переносном, а в буквальном смысле прямо перед дверью в подвал. Когда сестры пасли коз на «военной» территории, даже не приближаясь к складам, чего они только не наслушались в свой адрес. Сторожа кричали, что монашки совсем зажрались, коз поразводили, и что была бы их воля, всех бы поставили к стенке, а когда словесная брань и нецензурные выражения казались им неубедительными, они просто кидали в сестер камнями. После подобных случаев дверь на хоз. двор замотали проволокой, и туда больше никто не ходил.
Наконец в начале 1999 года новый начальник военного училища Кривов Анатолий Евгеньевич принял решение о переносе складов КЭЧ на территорию военного училища. Датой вступления монастыря в права владения хоз. двором было назначено 6 мая – день празднования вмч. Георгия Победоносца. Надо сказать, что на складах работали только вольнонаемные, т. е. гражданские люди. Отсутствие контроля со стороны начальства давало им простор для хищения стройматериалов. Перспектива перемещения на охраняемую территорию с пропускным режимом, конечно, никого не радовала.
5 мая накануне передачи хоз. двора началось планомерное разрушение помещений. Каким-то образом наши рабочие узнали об этом и пытались остановить сотрудников КЭЧ, на что те ответили: «Сегодня все наше, что хотим то и делаем. Завтра будет ваше, тогда и приходите.» В помещениях были выломаны все окна и двери, с крыш был снят старый шифер, даже старые подгнившие полы были разобраны. Выломанные окна и двери были растащены по ближайшим частным домам, что не удалось унести – сжигали во дворе.
Монахиня Ксения. С колокольни хоз. двор виден как на ладони – удобное место для контроля порядка. Во время звона ко всенощной праздника вмч. Георгия Победоносца все вокруг было тихо и спокойно, как обычно. Через полтора часа, когда я звонила на полиелей, то заметила, что на хоз. дворе была какая-то суета, похоже на субботник. Когда же я поднялась на колокольню на следующее утро звонить к литургии, то перед моими глазами открылась мрачная картина – на хоз. дворе был самый настоящий погром: на фоне зданий с черными провалами вместо окон и дверей вырисовывались горы мусора, крыши были частично разобраны. Оказалось, что вчера был не субботник, а подготовка хоз. двора к передаче монастырю.
На следующий день о происшедшем сообщили в городскую администрацию, в епархиальное управление и командованию военного училища. Первым на разгромленную территорию пришел генерал. Он едва смог сдержаться, когда увидел картину разорения, уходя, он пообещал наказать виновных. Из городской администрации никто не приехал, т.к. именно в это время в здании администрации бил стекла В. В. Жириновский.
Так ничем и не закончилось эта история. Совесть заговорила всего у одного человека – через несколько дней мужчина вернул 13 рам.

12 мая. Подписан указ о переводе в клир Введенского Владычнего монастыря священника Алексия Филатова.
В апреле благочинному Серпуховского округа поступило прошение клирика храма Всех святых в земле российской просиявших г. Протвино иерея Алексия Филатова о переводе на служение во Введенский Владычний женский монастырь.
По взаимному согласию настоятеля Протвинского храма отца Павла Пиданова и игумении Алексии этот перевод состоялся, и монастырь обрел долгожданного второго священника.

13 мая. Получен антиминс для Борисоглебского храма д. Дракино.
В этот же день была зарезана первая монастырская корова.
После пожара в козлятнике матушка Алексия окончательно решила приобрести для монастыря корову. Сначала думали – может, кто пожертвует. Потом стали искать, где можно купить. Наконец, 7 мая из деревни Волковское привезли в монастырь «колхозную» коровку-первотелку. Но недолго радовались сестры: ночью с 12 на 13 мая корову зарезали, оставив в хлеву только голову и вымя. Злоумышленников милиция не нашла, только выяснила, что тушу перекинули через забор и увезли на машине. Прихожане, узнав об этой беде, собрали деньги и компенсировали стоимость зарезанной коровы. А через некоторое время фермеры из Тарусского района Калужской области пожертвовали в монастырь корову Рябинку. Порода у пожертвованной и зарезанной коровы была одинаковая – швиц. Когда сестры стали доить Рябинку, то поняли, что зарезанная корова для своей породы и своего возраста давала очень мало молока. В «колхозе» монастырю подсунули самую плохую корову, а сестра, которая ездила ее покупать разбиралась только в козах. Вот и получилось по русской поговорке «Нет худа без добра»: хоть одну корову и зарезали, зато вторая оказалась намного лучше.
После этого происшествия пришлось организовать службу охраны. Сначала работали два сторожа и охраняли территорию только по ночам. Теперь сторожа дежурят круглосуточно и на храмовой территории, и на хоз. дворе, и в церковной лавке.

* * *
Когда в монастыре были козы, их пасли или на территории монастыря, или поблизости с оградой. С появлением коровы пришлось сестрам ходить на выпас в порт или к реке Наре. Деревенской корове была непривычна городская суета, и она иногда взбрыкивала и в буквальном, и в переносном смысле.
Монахиня Рахиль. Как-то повела я Рябинку пастись в порт. Когда мы вышли за монастырскую ограду, корова побежала в сторону военного училища, я за ней, веревку не выпускаю. Рядом с магазинами я споткнулась и упала. Корова подошла ко мне и встала на мои тапочки так, что я не могла подняться. Кричу: «Помогите!» А все разбегаются. Только один военный подошел и помог отвести корову в бор. Там ее привязали к сосне на короткую веревку, чтобы впредь неповадно было бегать. Люди, проходящие мимо, то удивлялись, то возмущались, что в бору стали пасти коров.
Со временем корова и сестры-пастухи привыкли друг ко другу. Последние даже умудрялись читать Псалтирь во время выпаса.

15 мая. Память благоверных князей Бориса и Глеба.
С этого дня началось регулярное совершение Богослужений на подворье.
Богослужения на подворье стали совершаться по воскресеньям и праздникам. Монастырские батюшки служили поочередно через неделю. Летом в храм ходило много прихожан дачников, даже из Протвино люди приходили.
Крыша на Борисоглебском храме оставляла желать лучшего: стропила на четверике и алтарной части уже подгнили, трапезная часть была покрыта рубероидом, который был положен на битум прямо по сводам. За лето на храме была построена новая крыша, которую из-за скудости средств покрыли рубероидом.

14 июня. Начал мироточить Крест-Голгофа.
Днем сестры церковницы заметили благоухающие масляные струйки, истекающие из гвоздей, изображенных на Распятии. Следов от истечения мира было несколько, их длина была от двух до семи сантиметров.
Игумения Алексия. Слышать и читать о мироточении икон приходилось часто, а вот видеть до сих пор не довелось ни разу. Известие о мироточении вызвало тревогу у всех сестер – к чему бы это? На всякий случай решили помолиться поусерднее и целую неделю полунощницу и правило совершали ночью. На более длительный срок у сестер не хватило физических сил. Крест продолжал источать миро еще два дня, а затем мироточение стало происходить периодически. Но наблюдалась и некая закономерность в этом процессе: обязательно мироточение происходило накануне престольных и двунадесятых праздников, а также во время приезда паломников из Одессы. Со временем выявилась и другая закономерность: учащение мироточения предвещало напряженный в духовном смысле период жизни монастыря.

5 июля. Первый раз передана в монастырь на время Богослужения подлинная чудотворная икона царевича Димитрия.
В этот день 392 года назад в 1607 году икона царевича Димитрия была принесена во Владычний монастырь князем Василием Шуйским. По преданию икона написана на гробовой доске страстотерпца. Считается, что это одна из первых икон царевича Димитрия. Серебряная пластина, прикрепленная к иконе, содержит интереснейший текст: «В лето 7115 июня в 22 день поставлен бысть сей святый образ святаго великомученика царевича Димитрия во Владычне монастыре, в церкви Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Введения, повелением благочестиваго и христолюбиваго князя Василия Ивановича, вины ради сицевыя: в то убо время бысть междоусобица попущающу Богу, а врагу действующу грех ради наших, понеже людие завистию побеждаеми и гордостию, воста убо северская страна на Московское государство корыстей ради великих, научени бесовскими лестьми. И крови пролишася тогда яко воды на землю. И Божиею милостию и молитвами святаго царевича Димитрия бысть победа велия на богопротивныя тыя люди и лютыя разбойники пришествием святаго сего образа с Москвы в Серпухов июня в 5 день на память святаго мученика Дорофея, епископа Тирскаго.»
В 1607 году в монастыре был освящен престол в честь царевича Димитрия, современный храму на Крови в Угличе. Сначала придел находился во Введенском соборе, а затем был перенесен в Георгиевский храм на место келарской палаты. Память царевича Димитрия во Владычнем монастыре издревле празднуется 28 мая и 16 июня. В один из этих дней также как и 5 июля из музея привозят чудотворную икону царевича. Возможность помолиться перед древней иконой появилась после того, как Высоцкий монастырь оплатил ее реставрацию, поэтому в один из дней памяти царевича Димитрия его икону привозят в мужской монастырь.
Какими чудесами, кроме дарования победы, прославилась в древности икона царевича Димитрия, неизвестно. В наше время фотография иконы, постоянно находящаяся в монастырском храме, исцеляет от зубной боли, чему есть множество свидетельств.

21 августа. Пришла в монастырь Пелагия Митюшкина (ныне монахиня Серафима).
Пелагея Митюшкина родилась в Мордовии, затем ее семья переехала в Подмосковье. Еще в юности Пелагея хотела поступить в монастырь, но мать выдала ее замуж. Когда супруг умер, Пелагея выполнила свое желание без промедления.

* * *
Инокиня Надежда. Стою я как-то за ящиком. Ко мне подходят две девушки интеллигентного вида и спрашивают: «Это Дивеево?» Я смотрю на них и думаю: «Не могут такие благочестивые так издеваться.» Отвечаю: «Нет, это Серпухов.» Девушки: «А мы ехали в Дивеево.» Оказалось, что их привез знакомый на своей машине. Когда они договаривались о поездке в Дивеево, водитель сказал, что знает дорогу… и привез их в Серпухов во Владычний монастырь. Потом эти девушки Лидия и Ирина всем сердцем прилепились к нашему монастырю. Еще меня неоднократно спрашивали паломники, не бывал ли здесь преп. Серафим Саровский. Наверное, благодать «по вкусу» похожа. Ведь наш монастырь основан по повелению Божией Матери. И дорожка вокруг собора так похожа на Богородичную канавку…

* * *
В конце лета монастырю пожертвовали еще одну корову. Это был подарок городской администрации, сделанный по просьбе областного правительства.
Игумения Алексия. Когда зарезали нашу первую корову, я доложила об этом митрополиту. После Богослужения в Лужецком Ферапонтовом монастыре Владыка познакомил меня с председателем областного комитета по имуществу и рассказал ему о нашем происшествии. Он пообещал нам помочь. Помощь выразилась в том, что главу города Серпухова обязали купить для монастыря корову. Глава вяло отреагировал на это поручение, и мне пришлось неоднократно звонить в областное правительство. В конце концов, Глава города согласился оплатить корову. Инокиня Елена и Пелагея Митюшкина, которая в прошлом работала дояркой, поехали выбирать корову. Конечно, монастырю опять попытались подсунуть бракованную скотинку, но компетентность послушницы Пелагеи помогла преодолеть все препятствия и выбрать «очень молочную» корову.
Новую «насельницу» монастырского коровника назвали Малинкой.

* * *
Конец лета – период овощных заготовок. Обычно в этом деле участвуют все сестры. Как правило, вся кухня завалена мешками и ящиками с овощами. Во время массовой засолки огурцов сестры заметили, что эти овощи, в основном большого размера, стали валяться надкусанными в разных углах корпуса. Сначала не могли понять, кому понадобилось пробовать, а потом выбрасывать огурцы. Скоро загадка разрешилась. С огромным огурцом в зубах была поймана сиамская кошка Муся, она клала огурец в угол и, прижимая его одной лапой к полу, откусывала и выплевывала маленькие кусочки. Раскрошенную таким образом часть огурца, она затем съедала. Через некоторое время у Муси обнаружилась любовь к дыням. А другая сиамская кошка Скрипа великим постом ела консервированную кукурузу, морскую капусту и оливки.

* * *
Матушка игумения давно хотела, чтобы клирос пел знаменным распевом. В укрепление этого намерения монастырю пожертвовали много нот. Часть из них была издана Спасо-Андрониковым монастырем, а другие были ксерокопиями старинных певческих сборников, написанных еще «топориками». С сентября, благодаря появлению такого богатства, все службы – и вечерню, и утреню, и литургию стали петь знаменным распевом. Матушка опасалась, что уменьшится число прихожан, потому что такое пение для многих было непривычно. Да и некоторым сестрам не очень нравился знаменный распев. Даже по сравнению с обиходным пением, не говоря уже о партесе, он казался монотонным и однообразным. В общем, за душу он не брал, зато в нем была молитвенная сосредоточенность. Со временем сестры на опыте убедились, что при пении знаменным распевом намного легче молиться на клиросе, можно думать о смысле пропеваемого текста, а не о нотах – ведь все поют в унисон. Слушающим пение тоже стало легче молиться, потому что текст стал более понятен благодаря унисону. Еще стоит отметить, что время совершения Богослужения не увеличилось.
Ко всеобщей радости ни один человек не перестал посещать Богослужения в монастыре из-за перемены распевов. Многие паломники, услышав пение сестринского клироса, даже просят сделать для них копии нот. Прихожане, часто посещающие Богослужения в монастыре, со временем запомнили знаменные мелодии и стали тихонько подпевать. Однажды на клиросе произошла какая-то заминка, и сестры вовремя не вступили после возгласа батюшки, а прихожане спели необходимый текст, причем довольно чисто.

* * *
В конце августа – начале сентября в лесу было очень много грибов. По сложившейся традиции за грибами посылали всех, кто в них разбирался. Такого урожая как в 1999 году больше не было ни разу. Белые грибы и чернушки привозили мешками, а когда выгрузили опята, их оказалась целая ванна. Такое количество грибов просто физически невозможно было закрыть в банки, поэтому стали солить грибы в бочках. В этом деле сестрам помогала семья, которая паломничала в это время в монастыре. Без их помощи можно было бы закопаться в грибах в буквальном смысле.
Игумения Алексия. Еще давно я слышала народную поговорку «Много грибов – много гробов». Мне она казалось очень странной, беспочвенной. Когда сестры приносили из леса мешки грибов, эта поговорка не вспоминалась. Но когда я узнала о начале второй чеченской войны, то невольно пришлось провести параллель между количеством грибов и потерями нашей армии. Кстати, и следующий год тоже был грибным, а чеченская война продолжалась.

11 октября. Освящение нового корпуса епископом Тихоном.
Переезд в новый корпус планировался к празднику Успения, но работы по отделке были завершены только в сентябре. 29 сентября была получена резолюция митрополита с благословением на освящение нового корпуса, его было поручено провести епископу Тихону.
Игумения Алексия. После старого корпуса новый казался просто дворцом. Покинув деревянный корпус как «пещеру» и получив городские условия жизни, мы сразу переставали быть «подвижниками». Наличие ванной, двух санузлов и горячей воды воспринималось как «буржуйские удобства», казалось, что это будет действовать на душу расслабляюще. В этом было видно стремление зацепиться за внешние подвиги. Зато теперь теряли силу гордые помыслы, мол, смотрите, какие условия мы терпим.
На втором этаже нового корпуса было 6 сестринских келий (3 – на двух человек, 1 – на троих, 1 – на пятерых), канцелярия, гостиная и игуменская келья. Двухместные кельи были маленькими, поэтому в них стояли двухъярусные кровати. В общем-то, новый корпус был менее вместительный, чем старый, но зато более благоустроенный. На второй этаж вела лестница, пристроенная между корпусом и крепостной стеной. Крышу котельной можно было использовать как веранду: и правило на свежем воздухе почитать, и белье посушить. Корпус имел 5 выходов: 3 – на улицу, 2 – на крепостную стену. По этому поводу шутили, что это очень удобно, чтобы вести партизанскую войну и уходить от погони.

* * *
В начале ноября из Австрии было отправлено оборудование для пекарни. В середине ноября оно поступило на Серпуховскую таможню. Для того чтобы получить этот груз, монастырю пришлось срочно регистрироваться как участнику внешнеэкономической деятельности. Срок на оформление таможенных документов давался всего 2 недели! Если бы монастырь не успел сделать это вовремя, то за каждый просроченный день начислялись бы пени. Ситуация осложнялась тем, что уставные документы монастыря были сданы на перерегистрацию в областное Управление юстиции. Монастырские документы пришлось «откапывать» в горах бумаг других религиозных организаций специально посланной сестре. Благодаря ее упорству, перерегистрация совершилась в тот же день. А матушке пришлось упрашивать сотрудников налоговой инспекции, чтобы монастырю вне очереди выдали свидетельство о постановке на учет. Это тоже было сделано за один день, но сколько нервов на это ушло!
Игумения Алексия. Таможенные документы пришлось оформлять мне. Это была сплошная головоломка. Монастырь получал оборудование как гуманитарную помощь, поэтому ко мне отнеслись снисходительно, кое-что подсказали. Правда, не сказали, что можно нанять человека, который бы все оформил и нес потом за это ответственность. Каким-то чудом я сама смогла сделать все правильно, только одну цифру в длинном номере перепутала, за что потом при проведении проверки меня оштрафовали на 83 рубля.
До последнего момента, пока не пришло оборудование, мы не знали, какой будет печь: газовой или электрической. Дело в том, что после заключения договора с центром «Каритас» 3 ноября 1998 года в монастырь приехал инженер фирмы «Вернер и Пфляйдерер» г-н Допельбауэр для осмотра помещения и составления технических рекомендаций по прокладке коммуникаций. Я спросила его, нельзя ли вместо электрической заказать газовую печь? Он ответил: «Найн проблем», позвонил по мобильному телефону в Австрию и нарисовал, как подводить газ к печи. Я очень обрадовалась такому решению, т. к. электрическая печь «кушала» бы по 105 кВт в час, что обошлось бы в 10 раз дороже, чем газ. Сразу начались работы по проектированию газоснабжения пекарни. 19 февраля была получена техническая документация на оборудование, но в ней не было никакой информации о газовой горелке для печи. Мы сделали запрос в Австрию и 3 марта получили ошеломляющий ответ: «Вам будет поставлена электрическая печь, т. к. российский газ низкого качества и австрийская горелка на нем работать не будут» … Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… Для того, чтобы подвести электричество к пекарне нам пришлось озаботиться строительством собственной подстанции на 500 ква, т. к. по техническим условиям никто не мог «поделиться» с нами такой мощностью. Все это было очень дорого, и перспектива выпекать свой хлеб отодвигалась в отдаленное будущее.
Но что невозможно у человека, то возможно у Бога. Осенью в монастырь из Австрии приехал отец Бонифаций, который контролировал деятельность центра «Каритас» и интересовался ходом работ по поставке оборудования. Не питая никаких надежд, я просто рассказала ему об эпопее «газовая или электрическая печь». Он обещал разобраться. Какова же была всеобщая радость, когда в таможенных документах мы прочитали «Печь Rototerm с газовой горелкой Waischaup»!
Тогда никто еще не знал, сколько сложностей будет при согласовании установки импортного газового оборудования.

3 декабря. Оборудование пекарни доставлено в монастырь.

* * *
К престольному празднику Введения был расширен Вознесенский придел за счет смежного помещения. В XVI веке в нем была просфорная, а в XIX веке – алтарь Вознесенского придела. В 60-х годах XX века реставраторы заложили арки, пробитые в XIX веке, чтобы укрепить стену, на которую опирался шатер. Сначала региональный архитектор Ольга Васильевна Гаева не разрешала нам снова пробить арки. Монастырские рабочие из любопытства отколупнули несколько кирпичей из арки и «случайно», точнее по промыслу Божию обнаружили вот что: в полкирпича была заложена только наружная сторона арки, а внутри ничего не было! Видно реставраторы «сэкономили» кирпич. Тоненькая стеночка не влияла на несущую способность арки, а значит, мы могли спокойно ее разобрать и расширить храм. Присоединив еще одно помещение, нужно было провести в него отопление. По проекту батареи должны были быть 12-секционные, поэтому пришлось соединять несколько регистров. Из-за этого получилось очередное предпраздничное бдение: после всенощной на Введение стали подтекать две батареи. Когда рабочие стали подтягивать их соединения, то сорвали резьбу, и в храм хлынула вода. Для устранения аварии понадобилась ровно одна ночь. Вместе с рабочими бдели матушка игумения и инокиня Юлия.

4 декабря. Престольный праздник Введение Богородицы во храм. Освящение и установка крестов на Введенский собор.
Божественную литургию в этот день совершал епископ Видновский Тихон в сослужении иерея Владимира Андреева (ныне протоирея), благочинного Серпуховского округа, иереев Виктора Давыдова, Дионисия Крюкова, Алексия Филатова, Игоря Хромова и клириков Екатерининского монастыря. Из Серпуховского историко-художественного музея на Богослужение была доставлена чудотворная икона «Введение Богородицы во Святая Святых».
По окончании литургии были освящены кресты для Введенского собора. Пять куполов собора и пять крестов были восстановлены всего за два месяца благодаря помощи Вагина Артема Валерьевича.
По окончании Богослужения кресты были установлены на Введенский собор.
Не обошлось на празднике и без искушений. Накануне в городе были распространены листовки, что 4 декабря в 10 часов во Владычном монастыре состоится встреча с кандидатом в Губернаторы Московской области Александром Тихоновым. Бдительные сотрудники городской администрации сообщили об этом факте в Центральную избирательную комиссию. Ее представитель отстоял всю праздничную литургию в монастыре, но никакой встречи с Тихоновым не увидел, а послушал проповедь епископа Тихона. Все это было явной провокацией. Позднее выяснилось, кто распространил фальшивые листовки, только осталось неясным, какие мотивы двигали человеком, который все это организовал.

instagram default popup image round
Follow Me
502k 100k 3 month ago
Share