142210, Московская обл., г. Серпухов, ул. Октябрьская, д. 40

+7 (4967) 72-46-25 inokini@yandex.ru

Летопись Владычнего монастыря. 2002 год

15 февраля. Сретение.
После Богослужения матушка игумения поехала в Старо-Голутвин монастырь с Михаилом, прихожанином монастыря, бывшим курсантом. Михаил хотел поступить в монастырь, связанный с именем преп. Варсонофия Оптинского, потому что очень почитал его. Матушка рассказала настоятелю монастыря игумену Григорию о желании Михаила и попросила принять его на испытание, а если окажется способным к монашеской жизни, то принять в число братии монастыря.
Сейчас Михаил уже иеродиакон Иоасаф.

20 апреля. В монастыре на субботнике трудились члены клуба «Деловая женщина Подмосковья».
Председатель клуба Кучерова Елена Валентиновна, советник губернатора по экономическим вопросам, приехала в монастырь вместе с другими членами клуба и сотрудниками областного правительства. Пришли в монастырь потрудиться и представители городской администрации, в том числе зам. главы города Валентина Ивановна Мантуло, председатель комитета по культуре Нина Васильевна Мельникова, а также директор кожзавода Римма Степановна Земцова. Некоторые трудились на уборке территории, но наибольший интерес вызвали работы в восстанавливающемся корпусе. Женщины мыли окна, красили трубы отопления и подметали полы в будущих сестринских кельях. Всем было очень интересно хоть немного прикоснуться к «таинственной» монастырской жизни. Обед для помощниц был накрыт в сестринской трапезной. Для тех, кто еще не пробовал поститься, было открытием, что постная еда может быть такой вкусной и сытной. После завершения работ женщины разъезжались по домам немного уставшие, но очень воодушевленные. Душа каждого человека по природе христианка, и надеемся, что благодать коснулась сердец этих бескорыстных тружениц.

* * *
Весной выяснилось, что не получится держать монастырскую пасеку на подворье: храм стоит над обрывом возле реки, поэтому там очень сильные ветры, которые просто не дают пчелам вылететь из ульев. В монастыре для пасеки места не было. Посовещавшись, решили расположить пчел на участке возле дома бабушки игумении Алексии. Дом был расположен в городе, но вокруг был частный сектор с садами и огородами, соседи тоже держали пчел, поэтому была надежда получить урожай меда.
Трудности возникли во взаимоотношениях с новыми соседями, которые оказались иеговистами. Монастырские освященные пчелы (всю пасеку по специальному чину освящал батюшка) были агрессивны только к ним. Они нападали то на соседскую собаку, то на соседских рабочих, делавших ремонт дома. А один раз рой сел на голову самой соседке. После этого пришлось переносить пасеку в другой угол сада, поближе к православным соседям. В этом месте пчелы стояли до весны 2004, когда место для пасеки оборудовали в самом монастыре.

5 мая. Пасха.
В этом году день празднования Пасхи совпал с седьмой годовщиной возобновления монашеской жизни во Владычнем монастыре. К этому времени в обители подвизалось 11 насельниц: 1 схимонахиня, 3 монахини, 6 инокинь, 1 послушница. Еще в монастыре жили 6 сестер, проходящих испытание, и 4 трудницы.
Игумения Алексия. Процесс преобразования мирского человека в монаха очень длительный и сложный, поспешность здесь совсем неуместна. На каждом этапе монастырской жизни, будь то период испытания, иночества или монашества, должно происходить внутреннее изменение человека, «вызревание» монаха. Период испытания особенно важен, в это время человек привыкает к монастырскому уставу, присматривается к сестрам, как бы «примеряет» на себя монашескую жизнь. Первый отсев происходит, как правило, в течение 1-3 месяцев, когда человек понимает, что всё вокруг: и обстановка, и коллектив, и даже еда – «не его». На каждом этапе у разных людей обычно бывают похожие искушения. Следующий отсев происходит через 2-3 года после поступления, недаром периодом искуса будущего монаха издревле был срок 3 года. В это время испытуемый по неопытности может не выдержать духовных искушений и уйти из обители, как правило, по гордости. А может сложиться и другая ситуация – сестра не хочет уходить из монастыря, но и по-монашески жить не хочет. Здесь требуется такт и терпение, чтобы донести до сердца смысл монашеского жития и возжечь стремление бороться со своими страстями, стремление ко спасению. К сожалению, не всегда удается достучаться до сердца. Недавно пришлось попросить уехать р.Б. Наталью, которая 2,5 года прожила в монастыре на испытании, из них ни одного дня по-монашески. Можно было бы и дальше пытаться ее воспитывать, если бы своим поведением (ропотом, дерзостью, непослушанием) она не влияла на остальных сестер. Когда пожилая инокиня начала выражаться ее словечками, я поняла, что Наталью пора отправлять домой.
Очень важно, на что духовник нацеливает девушку при поступлении в монастырь. Игумен Феофан (Щелкунов) и иеромонах Никон (Оганов), благословляя своих духовных чад в монастырь, советовали им во всем слушаться матушку. Конечно, после такого наставления мне было легко войти в контакт с новоначальными сестрами, а в дальнейшем «вести» их к монашеству. Впоследствии эти сестры иногда общались со своими духовниками, в основном для того, чтобы попросить молитвенной помощи, если случались какие искушения. Совсем другая картина, когда в монастырь приходят сестры от известных духовников. Эти новоначальные полностью зациклены на мнении своих батюшек, монастырскую жизнь они воспринимают через призму их мнения. Был такой случай, когда архимандрит С., сам служивший в женском монастыре и бывший там духовником, прислал к нам в обитель свое духовное чадо Н. Отправляя ее, он сказал: «Поезжай в Серпухов и живи там в монастыре.» Девушка оказалась очень способной к монастырской жизни, она прожила у нас полгода, за это время она ни разу не писала отцу С., т.к. у нее не было к нему вопросов, все возникающие недоумения Н. разрешала на месте. Я стала уже подумывать о том, чтобы приуказить ее и одеть в подрясник. Кроме монашеского устроения души Н. имела очень полезный для монастыря навык – она хорошо водила машину. Насколько благодатнее атмосфера в машине, когда за рулем сестра, которая молится. И вдруг как гром среди ясного неба: батюшка передал Н. благословение ехать к нему в монастырь. Известие передала женщина, духовно окормлявшаяся у того же батюшки и специально приехавшая для этого в нашу обитель. Девушка, конечно, была очень растеряна: из монастыря ей уезжать не хотелось, и батюшку ослушаться боялась. Все сестры тоже очень расстроились, ведь Н. уже «прижилась». И девушка, и я написали батюшке письма, разъясняющие ситуацию. Отец С. не соизволил на них ответить, а только передал Н. повторное благословение приезжать к нему. К сожалению, после этого удержать девушку было просто невозможно, складывалось впечатление, что при словах «батюшка благословил» человек просто переставал думать. Кстати, это был не первый случай, когда отец С. благословлял свое чадо сначала в один монастырь, а когда выяснялось, что родственники девушки не возмущаются, вызывал ее в свой монастырь. Разные опасности подстерегают новоначальных и с правой, и с левой стороны; чтобы избежать падений, необходимо раскрывать свои сомнения, недоумения, назойливые мысли перед старшими, более опытными в духовной жизни людьми.
У сестер, давно живущих в монастыре, тоже бывают искушения. Растеряв первоначальную ревность, монахиня может потерять внутренний стержень. Чтобы этого не произошло, на занятиях я регулярно напоминаю о цели жизни христианина, о смысле монашеского подвига, о спасительности пути послушания. Один-два раза в год для сестер организуются паломнические поездки в Подмосковные монастыри, чтобы они могли помолиться у святынь, духовно напитаться и укрепиться, почерпнуть полезное из духовного и хозяйственного опыта других обителей.

10 мая. Посещение Спасо-Влахернского монастыря.
В этот день митрополит Ювеналий совершал первую Божественную литургию и первый иноческий постриг в возрожденном Спасо-Влахернском женском монастыре поселка Деденево Дмитровского района. На праздник во вновь открытую обитель приехали почти все настоятели и настоятельницы монастырей Московской епархии.
Игумения Алексия. В подарок обители я решила привезти наши монастырские куличи, тем более что празднование было на Светлой Седмице. Перед отъездом коробку с куличами грузил в машину монастырский водитель Александр Шаталин. После окончания Богослужения в Спасо-Влахернском монастыре, пока митрополит Ювеналий осматривал детский приют, было свободное время, чтобы отнести куличи в трапезную. Я попросила это сделать водителя. В это время на стоянке возле машин собрались все водители, было много священства, кто складывал в машину облачение, кто беседовал. Как только наш водитель достал из багажника картонную коробку с куличами, все окружающие сразу засмеялись и заохали – на коробке аршинными буквами красным маркером было написано «в тюрьму». Водитель развернул коробку другим боком, но там тоже было написано «в тюрьму». Водитель еще раз развернул коробку, там опять было написано «в тюрьму». Александр уже был готов «провалиться сквозь землю» от смущения. Только четвертая сторона коробки оказалась чистой. Я-то знала, откуда появились эти надписи – в эту коробку перед Пасхой собирали пожертвования для тюрьмы, а вот свидетели этой сцены долго ломали голову над странной маркировкой и шутили по этому поводу. Александр Шаталин потом объяснил, что взял в пекарне самую аккуратную коробку, а на надписи не обратил внимание.

18 мая. Празднование иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша». День памяти преп. Варлаама Серпуховского.
По сложившейся традиции в этот день в городе одновременно служили два архиерея: митрополит Ювеналий в Высоцком монастыре, епископ Тихон – во Владычнем. Владыке Тихону в женском монастыре сослужили иерей Игорь Хромов, иерей Алексий Филатов, иерей Димитрий Февралев и клирики Екатерининского монастыря. После завершения праздничных мероприятий в Высоцком монастыре митрополит Ювеналий в сопровождении епископа Тихона, главы города П. В. Жданова, настоятелей монастырей, благочинных и клириков Московской епархии прибыл во Владычний монастырь, чтобы отслужить молебен преп. Варлааму. По окончании молебна Владыка Ювеналий обратился к игумении Алексии и сестрам обители: «Я очень рад, что в день памяти преп. Варлаама, когда прославляется явленный в этой святой обители образ «Неупиваемая Чаша», мы совершили с вами совместную молитву. С одной стороны сердце радуется, видя, что обитель эта открыта и возобновлена в ней монашеская жизнь, с другой стороны сердце сжимается от сострадания к этой святыне, потому что много лет она пребывала в небрежении, уничижении и разрушении. Мать Алексия взяла на себя, можно сказать, непосильный труд – восстановить эту святую обитель. Прошло еще сравнительно немного времени, но мы видим уже плоды ее трудов. Мы видим золотые кресты, которые, сияя, украшают обитель, а это уже знак победы Христовой. И самое дорогое для нас, что она имеет здесь верных сестер, которые духовно совершенствуются и помогают в этом всем, кто посещает эту святую обитель.
Помогай вам Господь, дорогая матушка. Призываю на вас Божие благословение.»
Игумения Алексия. В этом кратком слове митрополита меня больше всего поразило, что Владыка назвал наших сестер верными. Я никогда не рассказывала ему, что в молитвах мы просим у Господа прислать в монастырь именно верных сестер.

2 июня. Престольный праздник обители – день памяти свт. Алексия.
Игумения Алексия. На день ангела сестры подарили мне … говорящего попугая породы жако. Поводом для такого необычного подарка послужили … замечания сестрам. В монастырях заведено входить в кельи только с молитвой: на прочтение молитвы за дверью отвечают «аминь», давая знак, что можно войти. Когда я делала замечания сестрам по поводу того, что они слишком часто беспокоят меня без причины, то для большей доходчивости говорила образно: «Сестры, вы так часто стучите, а мне так часто приходится говорить «аминь», что если бы у меня был говорящий попугай, то первым его выученным словом было бы «аминь».» Вот так и появился у меня попугай. А слово «аминь» в его словарном запасе появилось вторым. Говорил он его, виртуозно подражая моему голосу и интонации. С этим тоже связано несколько курьезов. Например, сестра с молитвой стучится в дверь, из-за двери слышится «аминь» моим голосом, сестра пытается открыть дверь, но дверь закрыта. Тогда она начинает говорить: «Матушка, у Вас дверь закрыта.» А из-за двери все слышно: «Аминь, аминь.» Это жако реагирует на стук в дверь. В другой раз сестра с молитвой стучится в дверь, слышит в ответ «Аминь», аккуратно приоткрывает дверь и спрашивает: «Матушка, кто мне ответил, Вы или попугай?»
Жако – крупные попугаи с мощным клювом. Наша птичка не была исключением. Поэтому большинство сестер боялись попугая, я поддерживала нейтралитет, а кошки обходили его клетку стороной, чтобы, зазевавшись не пострадать. Так и жила заморская птичка, пока случайно не забежал в мою келью кот по кличке Диванчик, живший на коровнике и великолепно ловивший крыс. Он был прирожденный охотник, и, не смотря на большой клюв попугая, он справился с ним очень быстро.

* * *
Летом почти все сестры монастыря совершили однодневную паломническую поездку в Савво-Сторожевский монастырь, Ново-Иерусалимский монастырь и Аносину пустынь. В Савво-Сторожевском монастыре сестры совершенно случайно попали на крестный ход и трапезу. В этот день в обители преподобного Саввы совершалось какое-то местное празднование, которое даже не было отмечено в календаре. В Ново-Иерусалимском монастыре храм осмотрели только снаружи, т. к. все приделы кроме самого крохотного были закрыты. Зато в Аносиной пустыни мы осмотрели все монастырское хозяйство. Сестер поразили и обширные огороды, и благоустроенный новый коровник, и огромный столярный цех. В общем, хозяйство здесь было организовано образцово. Понравились и небольшой уютный храм, и новая трапезная, а особенно кухня с посудомоечной машиной. Монастырь отреставрирован еще не до конца, но надо было видеть, какая здесь царила разруха, чтобы оценить, сколько уже сделано. Когда сестры покидали гостеприимную Аносину пустынь, им подарили два мешка огурцов со своих огородов.

* * *
Монастырь уже второй год арендовал заливной луг на берегу реки Лопасни у ЗАО «Хатунь». Это место было привлекательно и своей красотой, и тем, что даже в засушливое лето здесь был хороший сенокос. В прошлом году сено косили монастырские водители, которые жили в соседней деревне. В этом году они уже не работали в монастыре, поэтому матушка обратилась за помощью в организацию «Реставрос». Она прислала в монастырь потрудиться старшеклассников из православной гимназии г. Ангарска.
Монахиня Васса. Всем сестрам запомнилось, как школьники с удовольствием купались в ледяной воде Лопасни. Эта речка очень холодная из-за обилия ключей. А детям все было нипочем, они говорили, что в Ангаре вода еще холоднее.

* * *
Еще в прошлом году матушка игумения познакомилась с председателем общества «Радонеж» Евгением Константиновичем Никифоровым. Немного позднее состоялось знакомство с режиссером Александром Михайловичем Александровым. Он известен по фильму «Почему мы православные». После общения с этими творческими православными людьми родилась идея снять еще один видеофильм о монастыре. Хотелось, чтобы это был не просто рассказ об истории монастыря и его хозяйственной жизни, но и рассказ о духовном облике обители.
Режиссер А.М.Александров вместе с оператором три дня жил и снимал в монастыре. Он ходил в храм на Богослужения и на монашеское правило, посетил пекарню, побывал на колокольне, брал интервью у матушки и сестер. В результате этих трудов появился фильм под названием «Три дня из жизни женского монастыря».

* * *
Рассказ о том, как матушка «играла» в Шерлока Холмса.
Игумения Алексия. В один из летних дней на вахте дежурила монахиня Рахиль. Она сообщила мне, что со мной хочет переговорить приличный на вид мужчина по поводу пожертвования. Про себя я подумала, что у м. Рахили все приличные, скорее всего человек подозрительный. Я зашла в приемную и увидела мужчину средних лет, одетого в джинсовый костюм, сразу было видно, что он среднего достатка. Мужчина представился Олегом Анатольевичем П. и сказал, что у него недавно умерла мама, которая завещала сделать пожертвование монастырю. Его прадедушка был священником, служил в Серпухове, в 1937 году был расстрелян на полигоне в Бутово. Олег Анатольевич подчеркнул, что в альбоме о Бутовском полигоне фотография священномученика Обоимова напечатана на такой-то странице. Про себя я отметила, что номер страницы был заучен четко. После этого рассказа мужчина достал лист со списком пожертвований. Дары предполагались внушительные: УАЗик-фермер выпуска 2001года, 8 тыс. долларов, 320 тыс. рублей, старинные книги, золотые червонцы, телевизор и видеомагнитофон. Я обратила внимание, что под этим списком стояла подпись «нотариус Кох» и очень нечеткая гербовая печать, вдобавок ко всем странностям бумага была ксерокопией, а не оригиналом. Олег Анатольевич сказал, что все имущество находится в Костроме. Я ответила, что у меня в Костроме есть родственники, они могли бы осмотреть дары, сообщить мне результат, а я потом приняла бы решение о сроках передачи. Олег Анатольевич сказал, что пожертвование находится не в самой Костроме, а в области, у мамы там была дача. Посмотрев в какую-то бумажку, он уточнил, что город называется Мантурово. Мне показалось странным, что номер страницы в книге он знает наизусть, а город, в котором жила мама не помнит. Олег Анатольевич стал объяснять, что у машины через 3 дня кончается срок действия временных номеров, поэтому нужно срочно ехать с монастырским водителем забирать УАЗик, а все остальные ценности можно сложить в него. Все выше описанное было очень странным, явно дело было нечисто. Я предположила, что машина и имущество ворованные; когда монастырский водитель станет перегонять машину, его остановят и обвинят в краже, да еще монастырь приплетут. По природной любознательности я все-таки решила выяснить, есть ли в Костромской области город Мантурово и позвонила в Кострому брату, который работал в УБОПе (управление по борьбе с организованной преступностью). Я узнала, что Мантурово находится в 300 км от Костромы, немного не доезжая до Шарьи. Слово за слово, я рассказала брату всю историю про пожертвование. Оказалось, что сейчас в их отделе расследовали похожее дело: люди подарили в отдаленный никогда не закрывавшийся храм новый УАЗик-фермер, вошли в доверие к батюшке, а через некоторое время из храма украли все старинные иконы. Следствие еще не установило связи между жертвователями и похитителями, но все были уверены, что она существует. Конечно, брат заинтересовался нашим случаем и попросил выспросить у Олега Анатольевича как можно больше информации. Когда я продолжила разговор с Олегом Анатольевичем и объяснила, что водители раньше завтрашнего дня поехать не смогут, он попросил оставить его переночевать в монастыре. Паспортные данные всех, кто ночует в монастырской гостинице, записываются в специальную книгу. После регистрации документов Олега Анатольевича я сняла с его паспорта ксерокопию и отправила факсом в Кострому. Дальнейший разговор не дал никаких новых сведений. Когда я зашла в храм, чтобы позвать м. Рахиль, в обязанности которой входило располагать паломников, Олег Анатольевич заглянул в храм, но дальше порога не проходил. Монахиня Рахиль пошла размещать нашего «жертвователя», а я пошла предупреждать сторожей, чтобы не спускали с него глаз, когда он будет ходить по территории. К счастью, или, к сожалению, но детективная история закончилась быстрее, чем я ожидала. После посещения храма Олег Анатольевич не шел ни на какие контакты. После трапезы он вышел за ограду, сказав сторожам, что вернется через полчаса. Больше его никто не видел. Потеря интереса к нам после посещения храма вполне объяснима – у нас нет старинных икон, которые могли бы быть эквивалентны по цене предложенному пожертвованию. Овчинка выделки не стоила.

22 июля. Празднование Колоцкий иконы Божией Матери.
По приглашению настоятельницы Колоцкого монастыря монахини Рахили (ныне игумения, настоятельница Спасо-Бородинского монастыря) игумения Алексия первый раз приехала в на празднование Колоцкой иконы Божией Матери. Божественную литургию в этот день совершал епископ Видновский Тихон. По окончании богослужения состоялся крестный ход на святой источник.

* * *
В течение лета велись отделочные работы в правом крыле келейного корпуса: были сделаны чистовые полы и потолки, наклеены обои, вставлены двери, в санузлах положена плитка. Как нельзя кстати, монастырю пожертвовали много межкомнатных дверей. Правда они имели большой проем для стекла, что нам не подходило, но проем догадались закрыть ДСП. Когда двери покрасили в два цвета: вставку в белый, а саму дверь в кремовый, под цвет стен, то получилось очень красиво.
В это же время вели ремонт старого кирпичного сарая XIX века, чтобы расположить там церковную лавку. До этого времени вся утварь и книги были выставлены за свечным ящиком, что было очень неудобно: за ящиком было тесно, а разговоры с прихожанами создавали шум во время Богослужения. Для новой лавки была заказана специальная мебель, которую оплатил «Газэнергопромбанк». Когда все иконы, утварь и книги перенесли из-за ящика в церковную лавку, то свободных прилавков не осталось. Все очень удивлялись, как такое количество вещей, заполнившее лавку площадью 50 кв. метров, умещалось за свечным ящиком на площади 5 кв. метров?
На старой территории монастыря находилось полуразрушенное здание Ледника, свод которого уцелел, но из-за отсутствия кровли был в аварийном состоянии. Чтобы сохранить свод, матушка задумала накрыть Ледник временной кровлей, не восстанавливая стены первого этажа. Свод расчистили от мусора и стали думать, как и на что опереть односкатную кровлю. Оказалось, что технически это невозможно, т.к. ширина Ледника была больше 8 метров, а на свод из-за ветхости нельзя было ставить никакие опоры. Двухскатную кровлю нельзя было поставить, не восстановив стены, т.к. в противном случае стала бы мокнуть кирпичная ограда, к которой примыкал Ледник. Хоть и не хотелось матушке начинать капитальное строительство Ледника, но деваться было некуда. С Божией помощью справились: и стены построили, и железные фермы для кровли поставили, и оцинковкой крышу покрыли. Так не только свод спасли, но и просторное складское помещение получили.
После переезда столярного цеха из паломнического корпуса на хоз. двор освободилась огромная комната площадью с 3-хкомнатную квартиру. В ней сделали косметический ремонт и оборудовали помещение для размещения на ночлег автобусных экскурсий.
В заботах о монастыре матушка не забыла и подворье. Летом был полностью оштукатурен Борисоглебский храм и сторожка.
Игумения Алексия. Этим летом нам постоянно не хватало средств. Сначала я недоумевала, почему все время не хватает денег. Потом я посчитала, какой объем работ мы провели за лето. Оказалось, что не доход уменьшился, а темп реставрации увеличился. Хотя казалось, что денег не хватает, но в долги не влезали и за все работы расплатились. В разное время Господь посылал периоды материального неблагополучия, их надо было перетерпеть с молитвой, и все снова налаживалось. Давно было замечено, что мы ведем реставрацию не по мере поступления средств, а средства поступают по мере ведения работ.

25 сентября. Память преп. Афанасия Высоцкого мл.. Посещение обители архиепископом Григорием.
Божественную литургию в Высоцком монастыре совершал архиепископ Можайский Григорий в сослужении настоятеля Высоцкого монастыря игумена Кирилла, настоятеля Давидовой пустыни игумена Германа (ныне архимандрит), настоятеля Старо-Голутвина монастыря игумена Григория, благочинного Серпуховского округа протоиерея Владимира (Андреева) и духовенства Московской епархии. На Богослужении присутствовали представители администрации г. Серпухова. По окончании праздничных мероприятий в Высоцком монастыре Владыка Григорий с духовенством посетил Владычний монастырь, где совершил молебен преп. Варлааму Серпуховскому и осмотрел новую церковную лавку. Глава города П.В.Жданов показал Владыке жилой дом на территории монастыря, который городская администрация планировала расселить для размещения в нем православной гимназии.

* * *
В октябре чудотворная икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша» была украшена филигранной посеребренной ризой.

4 декабря. Престольный праздник Введение Богородицы во храм.
Божественную литургию в этот день совершил митрополит Ювеналий в сослужении игумена Кирилла, настоятеля Высоцкого монастыря, протоиерея Владимира Андреева, благочинного Серпуховского округа и клириков благочиния. Из Серпуховского историко-художественного музея на Богослужение была доставлена чудотворная икона «Введение Богородицы во Святая Святых». В этот праздничный день обитель посетил глава города П. В. Жданов и другие представители городской администрации.
По окончании Богослужения митрополит Ювеналий обратился к игумении Алексии со словом: «Я пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить Вас, дорогая матушка игумения, за Ваш подвиг целостного служения Богу и людям, который вы восприняли на Серпуховской земле.
Мне очень трогательно видеть сегодня юных гимназистов, которые простояли всю Божественную литургию на молитве с нами, которые причастились Святых Христовых Таин. Мы верим, что знакомство с Евангельским учением, со словом Божиим делает детей более чистыми, нравственными, духовными. Я очень рад, что это тоже плод трудов матери игумении.»
Затем митрополит Ювеналий освятил новый келейный корпус, в правом крыле которого уже закончились отделочные работы. Матушка игумения показала Владыке помещение будущей трапезной, где был завершен только монтаж перекрытий и черновых полов.
В этот же день митрополит Ювеналий посетил православную гимназию. Учащиеся показали высоким гостям и родителям утренник, посвященный празднику Введения Богородицы во храм. В завершение утренника Владыка вручил ученикам правила поведения гимназистов и пожелал им всю дальнейшую жизнь прожить с верой в Бога. По просьбе ректора гимназии А.Н.Иванова митрополит Ювеналий назначил протоиерея Владимира Андреева духовником гимназии.
Игумения Алексия. Уже перед отъездом митрополита Ювеналия я подошла к нему с вопросом о возможности совершения мантийного пострига инокини Юлии. Дело в том, что ей еще не исполнилось тридцати лет, но она горячо желала монашества. Владыка положительно решил этот вопрос.

5-6 декабря. Новоселье.
На следующий же день после освящения корпуса сестры стали переезжать в новые просторные кельи. Высота потолков на втором этаже была 3,5 метра, а на третьем – 3 метра. Кельи были площадью 16 кв. метров и были рассчитаны на проживание 1-2 сестер. Было только одно неудобство – отсутствовала горячая вода. В новый корпус еще не был подведен газ, поэтому котлы топились углем, а газовые колонки для горячей воды, естественно, не работали. Пока сестрам предстояло ходить мыться в старый корпус. Чтобы решить проблему с горячей водой в ближайшее время, планировалось поставить электрические водонагреватели.
В старом корпусе остались жить матушка игумения и две инокини. Работы на настоятельском корпусе только начались, поэтому в ближайшем будущем игуменские покои должны были разместиться в левом крыле нового корпуса над трапезной.

6-8 декабря. Вторые Варлаамо-Афанасьевские чтения.
На вторых Варлаамо-Афанасьевских чтения матушка делала доклад о последней настоятельнице монастыря игумении Валентине. На чтения приехали ее родственники Лев Васильевич Никитин (правнучатый племянник) с дочерью Ксюшей и сыном Андреем. Нина Георгиевна Невежина (внучатая племянница) по слабости здоровья опасалась отправляться в дорогу зимой. Второй доклад делал Александр Александрович Малыгин о родословной игумении Митрофании (Розен), настоятельницы Владычнего монастыря с 1861 по 1874 год. С докладом, посвященным деятельности и перспективам развития православной классической гимназии во имя преп. Варлаама Серпуховского, выступил ректор гимназии, кандидат педагогических наук Анатолий Николаевич Иванов. Первый день чтений, посвященный Владычнему монастырю, завершила экскурсия по этой обители.

27 декабря. Пожар в паломническом корпусе.
27 декабря в половине первого ночи начался пожар в деревянном паломническом корпусе. Пожарная машина, приехавшая через полчаса, не смогла потушить пожар, и корпус сгорел дотла. Человеческих жертв не было. Как выяснилось позднее, корпус поджег психически больной паломник.
Игумения Алексия. Этот болящий паломник был из Омской области. Из Москвы до Серпухова он ехал на электричке вместе с прихожанкой монастыря, всю дорогу они нормально разговаривали, и только по прибытии в Серпухов мужчина стал говорить странные вещи. Прихожанка хотела позвонить в монастырь и предупредить, что к нам едет странный паломник, но забыла выполнить свое намерение. Когда болящий паломник приехал в Слободу, то от остановки до ворот монастыря его довел монастырский водитель, который не заметил за ним никаких странностей. Прежде чем разместить паломника, мне принесли его документы. Все было в порядке, но почему-то я продолжала досконально их рассматривать, что продолжалось почти полчаса. Не найдя никакой зацепки, я разрешила поселить мужчину в паломнический корпус, но на сердце было неспокойно. Паломника разместили в комнате одного, т.к. все остальные кельи были полностью заняты. Было бы лучше разместить его под присмотром других паломников, но обстоятельства не позволили это сделать. Поздно вечером, точнее, в начале ночи болящий стал стучаться в кельи паломников, чем разбудил их, а затем развел на полу своей комнаты … костер! Хорошо, что разбуженные стуком соседи быстро почувствовали запах дыма, а то бы без жертв не обошлось. Пожарная машина была вызвана своевременно, все люди сразу были эвакуированы, сестры и паломники действовали четко и без паники, но корпус был сухой и горел быстро. Если бы пожарники приехали быстрее и действовали организованнее, то, возможно, корпус удалось бы спасти… Если посмотреть на происшествие с другой стороны, то можно отметить, что корпус был аварийный. Косметический ремонт в нем делали, а прочность несущих конструкций никто не проверял, а ведь крыша и водопроводные стояки текли в течение многих лет, может что важное и сгнило и здание могло обрушиться со дня на день. Возможно, я просто успокаивала себя такими мыслями. Один Господь знает, для чего было попущено это испытание.
Татьяна Балабанова (ныне монахиня Александра). Приблизительно в 1-30 ночи в окно забарабанили, и я услышала крик сторожа Ивана Терентьевича: «Горим!» Я вскочила, одела на босу ногу сапоги, на ходу схватила пальто и побежала к паломническому корпусу. Там из окон второго этажа валил дым, и вырывалось пламя. Ворвалась в коридор, добежала до второго этажа, все было в едком дыму, по этажу бегали рабочие. Один из них тащил паломника, который приехал вечером. Вытащили его на улицу, у него были черными лицо и руки. Вызвали ему «Скорую помощь», потом оказалось, что он отравился угарным газом, но совсем не обгорел, чернота была от копоти. С обратной стороны горевшего корпуса из окна второго этажа выпрыгивали рабочие, которые жили в дальней угловой комнате. Один из них, Андрей, выбросил из окна сначала большую икону Спасителя, а затем прыгнул сам. Слава Богу, все оказались живы, но вещи и документы сгорели.
Приехали пожарные и стали тушить горящий корпус. Помню, что мы с м. Ксенией никак не могли перекрыть газовый кран. Я расставила рабочих по чердакам и у коровника, т.к. вокруг летали горящие искры, шифер на горящей крыше «стрелял», и мы боялись нового пожара. К утру разместили рабочих в помещении на хоз. дворе, паломниц разместили в сестринском корпусе на 3-ем этаже, (сестры жили на 2-ом). Помню, что три дня после пожара бегала по разным послушаниям и в келью почти не заходила.
Монахиня Ксения (отв. за газовое хозяйство монастыря). Ночью, примерно в начале второго нас разбудил тревожный голос сторожа Ивана Терентьевича: «Сестры, вставайте! Пожар! Горит паломнический корпус!» У меня тут же екнуло в сердце – вдруг взорвалось газовое оборудование? Одевшись наскоро, я побежала с остальными сестрами на место пожара. Горела келья рабочих на 2-ом этаже, это меня немного успокоило, т.к. пожар возник не из-за газа, (газовые приборы находились в другом подъезде). Сестры, рабочие и сторожа не растерялись, быстро были эвакуированы паломники, отключены газ и электричество, вызвана пожарная охрана. Сестры сразу же стали в храме читать акафист иконе Божией Матери «Неопалимая купина». Но пожарников долго не было. Несколько раз звонили «01», оказалось, что на весь город была всего одна машина, которая в это время тушила пожар в другом месте. К нам выслали пожарников из района, которые прибыли только через 30 минут после вызова. Пожар быстро разгорался, т.к. корпус был деревянный и сухой. Но огонь был только в правой части подъезда, и была надежда, что сейчас пожарники быстро его затушат. Но, к нашему удивлению, пожарники действовали как-то странно, в первой машине не было воды, и, ничего не сделав, они пошли курить за ворота. Матушка игумения тут же дала команду рабочим открыть люк с гидрантом. Сестрам пришлось руководить пожарниками, просто заставлять их выполнять необходимые действия. Рабочие, глядя на вялость и растерянность пожарников, сами стали удлинять пожарную кишку и тушить пожар с задней стороны дома. Наконец-то пламя потушили, и сестры уже собрались идти спать, но вдруг огонь вспыхнул уже на лицевой стороне дома, скорее всего пламя пробралось между перекрытиями.
После этого пожарники стали раздвигать свою лестницу, мы думали, они начнут заливать огонь в окне. Но они зачем-то стали рубить крышу. Сестры сначала умоляли их, потом требовали и кричали, чтобы они заливали огонь водой. Но было поздно – от притока кислорода из прорубленной крыши огонь разбушевался и быстро прорвался к вещевым и строительным складам, а потом в левый подъезд, где были ризница, библиотека и склад церковной утвари. Не думали мы, что огонь сюда распространится. Спасти утварь из ризницы и книги из библиотеки было невозможно, т.к. весь корпус сразу наполнился дымом, освещения не было, пожарники предупреждали, что заходить в корпус опасно – огонь мог неожиданно вспыхнуть в любом месте.
Весь корпус пылал, никакая вода уже, естественно, не помогала. Только теперь подъехали еще несколько пожарных машин с офицером, и пожарники стали действовать организованно. Они встали в ряд со шлангами и стали поливать огонь, который взвивался вверх на высоту в два раза большую, чем корпус. В разные стороны отлетали куски горящих деревяшек и раскаленных кусков шифера. Матушка благословила поставить рабочих дежурить на чердаки, чтобы в случае попадания горящих щепок быстро их затушить.
Двухэтажный двухподъездный корпус горел двое суток, дымился еще в течение недели. На груде пепла вырисовывались скрюченные обгоревшие металлические остовы кроватей. Неразрушенные кирпичные дымоходы производили удручающее впечатление.
Паломниц и трудниц поселили на 3-ем этаже нового келейного корпуса, где еще немного не был закончен ремонт. Спали на полу на матрасах, т.к. все кровати сгорели. Утром возникла проблема – не в чем было готовить обед, ведь сгорели и паломнические трапезная и кухня со всем инвентарем. Больших кастрюль на сестринской кухне не было. Мне матушка игумения поручила звонить в детские сады и военное училище – просить помощи с посудой. Помог нам Алексей Васильевич, адъютант начальника военного училища, ходатайствовавший за нас. После обеда у нас уже были 40-литровые баки, кружки, миски, ложки. Теперь готовили на весь монастырь в сестринской кухне, а потом разносили еду по трапезным. Паломницы трапезничали в коридоре своего этажа, столы и скамейки для импровизированной трапезной нам одолжили в гимназии. Рабочим устроили трапезную на хоз. дворе в коридорчике между двумя жилыми комнатами.
Приближалось Рождество, что было для нас большим утешением. Слава Богу, не было жертв. А сгоревшее имущество – как бы наша милостыня.
Монахиня Васса. Когда горел корпус, мне было скорбно и больно, как будто горело что-то близкое и родное. Не в смысле стен, а как частица моей души – здесь было положено начало монастырю, здесь было пережито столько радостных минут. Я долго не могла привыкнуть к тому, что дома больше нет. Каждый раз, когда выходила на ту территорию, замирала от неожиданности. Когда требовалось что-либо по хозяйству, я говорила, что сейчас принесу со склада, а потом только вспоминала, что склад сгорел. Окончательно я смирилась с потерей дома, когда матушка сказала, что на все воля Божия и было бы хуже, если бы рухнула стена дома и кого-нибудь придавила.
Монахиня Георгия. Когда корпус перестал дымиться, и пепелище остыло окончательно, стали проводить раскопки, чтобы найти запас кровельной меди, лежавший на складе стройматериалов. Медь благополучно откопали, она оказалась цела. В ходе этих работы обнаружилась удивительная находка – слегка обгоревшая по краям бумажная икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша»! А ведь рядом с ней находили расплавленные латунные детали от подсвечников.
Раньше перед корпусом в полуметре от него рос виноград – и декоративный, и плодоносящий. После тушения пожара виноградные ветви были в сосульках. Все были уверены, что после воздействия огня и льда виноград погибнет. Но весной виноград зазеленел и даже плодоносил, правда, не так обильно как в прошлом году.

instagram default popup image round
Follow Me
502k 100k 3 month ago
Share